hohenheim
"Год 78-й"

Пришло время моего пятого путешествия на родину. Мы с Дэйвом произвели все нужные замеры и выяснили, что абсолютное время Земли во всех наших мирах совпадает. Это могло означать только одно - войдя в телепорт в том старом доме, мы перенеслись не только в другое место, но и в другое время. Надежды вернуться домой больше не осталось. Пару месяцев назад это повергло бы меня в смертельное отчаяние, а теперь… Я нашла свое место и занимаюсь тем, что интересно. Я обустраивала хозяйство. Я столькому за это время научилась, от военного дела и политэкономии до строительства и сельского хозяйства. Передо мной раскрывалась мощь знания, способного изменить жизнь человека к лучшему или превратить её в кошмар. Бабушка исправно помогала мне, находя нужные книги в магазинах, в библиотеках или у друзей. Для Дэйва подписались на «Технику молодежи» и «Авиацию и космонавтику». С бабушкой мы сдружились, я даже предлагала ей отправиться со мной, но она сказала, что если уедет — то кто же вырастит тут самую замечательную внучку на свете?

Нынешнее путешествие было особенным, Дэвен поручил мне доставить Марфе письмо. Уж не знаю, что он захотел ей сказать. Мне было неловко и почему-то волнительно. Только осознав, что навсегда останусь в этом мире, я смогла признаться себе, что по уши влюбилась в Дэвена Ниэна. Я стояла в маленькой комнате, держа в руках его письмо, и всё моё существо била приятная дрожь.
Дверь была прикрыта, и я постучалась, выходя.
- Здравствуй, Ирочка, заходи.
- Привет! А у меня сегодня для тебя почта.
- Почта? Мне?! Это как это?
- Вот. - Я протянула свиток, перевитый шнурком с графской печатью.
Бабушка взяла, сломала печать и развернула послание. Посмотрела.
- Красивые буквы, знать бы еще, что всё это означает.
- Ой, давай я попробую прочитать.
Марфа уселась в кресле поудобнее и приготовилась слушать.
- Я, Граф Ниэн, нижайше кланяюсь Вам, госпожа, и прошу принять меня с тем, чтобы обсудить один важный и весьма деликатный вопрос. Впрочем, я со своей стороны готов устроить встречу в моем замке.
- А что, представляешь меня молодую, незамужнюю, в самом рассвете сил в обществе благородных мужчин?
Мы рассмеялись, хотя мне было и не по себе от того, что одним из этих мужчин был Дэвен.

* * *

Всю неделю крутилась как белка в колесе, шутка ли, помимо организации коллективных ферм еще и новую большую сталеплавильню открывать. И никаких телепортов до субботы — Марфа попросила не беспокоить. Наконец всё закончилось, и я буквально примчалась к ней.
- Я тут тебе приготовила вещи, собирайся, мы идем гулять. Мне нужно с тобой кое-что обсудить.
Бабушка сегодня была одета необычно. Серо-синее шерстяное платье с бантом, шаль, полуботиночки на меху, волосы убраны заколкой.
- У нас какой-то праздник?
- У нас важный разговор.
На улице было сыро и пасмурно. Цветные листья устилали тротуар. То тут, то там лужи прикрывали этот ковер глянцем. День клонился к вечеру, но было еще светло, и в каждом отражении - в каждой луже, каждом окне - были мы с бабушкой, обе молодые, радостные, красивые. Казалось, что жизнь обязательно устроится, если не удалась уже. В прохладном влажном воздухе дышалось легко.
- Не собираешься у нас остаться? Вон, смотри, в пединституте не так давно новый факультет открыли, будут для первоклашек учителей готовить. Станешь учителем — все тебя уважать будут.
- Да как я тут устроюсь? Документов нет. Образования нет. Да и к другой жизни я привыкла. Я смотрю и восхищаюсь, какое всё вокруг, какие люди… но ничего не знаю про 24-й съезд партии, чтобы воплощать его идеи в жизнь. Но главное — я не смогу в это поверить, потому что знаю, что не пройдет и тридцати лет, как всё это рухнет. Люди эту веру потеряют и придется строить мир заново?
- Будет война? А все говорят, что мы Америку победили.
- Не война. Сначала перестройка, потом — экономический кризис и капиталистическая революция. Мне было проще, я мелкая была. Теперь только понимаю, как старшему поколению пришлось переломаться. Многие не смогли — спились или еще что.
- Ужас какой. Лучше б война. Может можно это как-то предотвратить?
- Боюсь, что лучше не стоит.
- Смотри-ка, уже шесть, - Марфа указала на круглые часы на перекрестке Ленина и Кирова, а меня больше привлекла статуя самого Кирова у начала аллеи, на которую мы свернули, - Скоро солнце садиться будет. Давай до площади Победы и назад.
- Хорошо. Прости, я тебя заболтала совсем, а ты хотела о чем-то важном.
Асфальта под ногами не было, только листья, в их многоцветии. То с одной, то с другой стороны, будто корабли, проплывали скамейки. Кроны старых деревьев сомкнулись аркой, давая нам посекретничать.
- Говорила я тут с твоим… другом. Дэвеном. Что ты о нем думаешь? Какой он?
- Он клевый!
- Какой-какой?!
- Ну это… - Я растерялась, не зная, как перевести с русского на русский.
- Ладно, как ты думаешь, как он к тебе относится?
- Хорошо относится! Я же рассказывала, что это он нас с самого начала…
- ...знаю, знаю, рассказывала и не раз. Я не о том. Главная новость для тебя: ты ему нравишься и он мечтает на тебе жениться! Что об этом думаешь?
- Я!.. И!.. А….
- Ладно, по глазам поняла! - рассмеялась Марфа. — У вас с ним любовь, значит?
- Выходит, так. Ой, ты не представляешь, я чувствовала и… на всё ради него готова была.. и он… я знала!!! А теперь я точно знаю!!! - Сердце прыгало в груди, и хотелось скакать вместе с ним. Я кричала и кружилась. Я обнимала бабушку, а та в ответ меня. И радость не кончалась. - Он меня любит! Любит!!! ЛЮБИТ!!!
Прохожие смотрели, слушали и с улыбкой уступали дорогу.
- Да погоди ты, сбалмошная, - смеялась Марфа — погоди, чего еще скажу.
- Говори!
- Он тут свататься приходил, руки твоей просить у меня. Я ж твой ближайший родственник, вроде как.
- И что ты сказала???
- Ну, что надо подумать, с тобой посоветоваться.
- Я согласна! Согласна!!! СОГЛАСНА!!!
- Вот и здорово. Мне он хорошим человеком показался. Серьезный. И слушает внимательно. И видно, что по тебе сохнет. За таким не пропадешь. Ну раз так — то сегодня же и напишем ответ. Идем!
- Куда?
- Идем, в кино! Гуляем!
Мы резко развернулись и почти побежали в обратную сторону, к «Центральному».
- А что там в кино?
- Да какая разница. Кажется опять де Фюнеса показывают.
После «Фантомаса» мы сидели в кафетерии и на выпрошенном у буфетчицы листе в линеечку сочиняли письмо. Я хихикала, как заведенная по любому поводу, да и без повода тоже.

@темы: Истории других миров, история школьниц