10:57 

История школьниц

hohenheim
Сенат шумел. Вести о разгроме имперских войск взбудоражили всех. За возбужденностью, возмущением, негодованием каждый скрывал искорку страха. Джехэнджир был мастером раздувать пламя из искры. В общем, заседание прошло крайне успешно. Теперь, когда атака собственным маленьким флотом с треском провалилась, нужно было действовать иначе. Речь для выступления на следующем заседании он готовил тщательно, подбирая каждое слово, продумывая интонации и громкость. Он должен был завладеть аудиторией, разжечь их страх и ненависть, направить мысли сенаторов в военное русло, предложить увеличить военное присутствие на Альбионе, даже передать под командование имперских войск пару своих военных лагерей, а на закуску предложить на должность главнокомандующего главу оппозиции. Разумеется, новая усиленная армия продолжит терпеть поражения от хорошо вооруженных и подготовленных повстанцев. А потом… потом в дело вступит он сам, укротитель мятежа, разгонит никчемный сенат и поведет за собой народы.
На землю его вернул стук в дверь.
- Войдите.
- Милый, чем занимаешься?
- Строю козни.
- Хум. А тебе еще долго? Когда мы вернемся домой?
- Сейчас мне не до тебя, у меня выступление в сенате.
«Вот и спи со своим сенатом!» - Подумала Рита, а вслух сказала:
- Ну ладно, как хочешь, — и вышла. Остался только скрип пера по бумаге.
Настроения своей супруги Джехэнджир не почувствовал, его мысли были заняты тем, как же повстанцам удалось взять Каэрниэн без потерь. Быстро, без суеты и разрушений, будто бы штурмующие знали какую-то тайну, о которой он сам не догадывался.
Рите уже давно было скучно. Супруг потерял к ней интерес. Теперь она была просто в ярости от пренебрежения к себе как со стороны Джека, так и его друзей. Один из них, особенно жирный и уважаемый, даже попытался облапать её в отдаленном уголке поместья. Если бы она не открыла для себя чары, скручивающие все тело страшной болью, — возможно не только облапал бы. «С*чка проклятая, гребаная ведьма,» - слышала она себе вслед от корчащегося на земле человека, больше напоминавшего свинью.
После этого вечером была выволочка от Джека, что она, дескать, распугивает его почетных гостей. Обида скрутила её душу. Что она должна была сделать? Подчиниться? Нет, от одного только воспоминания о пальцах этого толстяка, касающихся её талии, Риту мутило. Целый день после того случая буря эмоций переворачивала всё внутри, а потом преобразилась в тихую спокойную ненависть к Джеку. Теперь, когда он в очередной раз от нее отмахнулся, она просто переоделась в то, что больше подходило школьнице начала двухтысячных, и направилась к порталу. Кольцо, обеспечивающее магическую подпитку, было у нее с собой.

* * *


Вечернее платье мне нравилось, с прической я смирилась, но что оказалось на самом деле большой неприятностью, так это обувь. Оказалось, что здесь туфли, правая и левая, не отличаются ничем. Понятно, почему в средневековье все со всеми воевали: когда правая твоя нога засунута в левый ботинок, а левая в правый, злость на весь мир неизбежна. Однако я держалась как могла.
Мне провели краткий курс хороших манер, но с первого раза я не запомнила и половины, хотя и прилагала все усилия, остающиеся от борьбы с обувью.
Изабель проводила меня вниз на лужайку. Заверения в том, что идя прямо по коридору и потом направо заблудиться я не смогу, не действовали. Стоял теплый вечер, хотя с озера и тянуло прохладой. Со стороны острова стены были невысокими, всего в один этаж, а в некоторых местах вовсе чуть выше пояса. В таких местах можно было услышать, как на берегу поют вечерние птицы. Пир уже приготовили. Стол ломился от всяческих яств, царствовал над которыми фаршированный поросенок. Из напитков подавали только вино разного вида и ничего больше; к счастью я заметила, как некоторые просят разбавить его водой, и решила поступать так же. Получилось вполне вкусно. А вот еда оказалась очень странной. Я бы сказала, что на мой вкус она была слишком пресной, много жирного мяса, разнообразные блюда из птицы, а рыбы, похоже соревновались друг с другом в костлявости. И поросенок, и многие другие блюда подавались с яблоками, других фруктов мне не встретилось, а вот ягоды были в изобилии: вареные, соленые, маринованные, всех сортов и видов. С тарелками из черного хлеба, называемыми тренчер, к счастью, мы уже познакомились и были предупреждены, что есть их не следует, а хлебом для господ считался белый хлеб. Нас считали господами или чем-то вроде того. Если бы я задумывалась о фигуре — то невозможность питаться как хочешь усугубила бы эффект неудобной обуви и хороших манер, но, к счастью, подобные вещи меня не заботили. Катя, похоже, о фигуре все-таки задумывалась, но стоически терпела, и я подумала, что, как только разбогатею, поставлю ей памятник. А вот про вино она, похоже, не знала. Я хотела, было её предупредить, но тут меня начали знакомить с различными людьми и я потеряла нить собственных мыслей. Никого из представленных мне не удалось запомнить с первого раза. Позже их имена перестали быть для меня пустым звуком, но это позже, а пока имена, звания и титулы свалились в одну беспорядочную кучу. Здесь собрались правители и правительницы различных областей, названия которых для меня пока еще тоже ничего не значили. Голова шла кругом. После того, как все немного посидели за столом, мужчины начали устраивать разные игры и состязания преимущественно в стиле «победи всех и получи платочек». Катя возмущалась тем, что её не пускают помахать мечом. Кажется, с предупреждением относительно вина я чуть-чуть опоздала. У окружающих было хорошее настроение, и никто не решился ей противиться, ей дали деревянный меч в надежде, что удастся утихомирить её в первом же бою. Не тут то было. Катя решительно и бесцельно размахивала мечом так, что даже стоять поодаль было не по себе. Каждый раз, когда противник пытался к ней приблизиться, он оказывался осыпан градом самых неожиданных ударов. Что и говорить, трудно биться с противником, который непредсказуем для себя самого. Впрочем, долго это не продлилось - в конце концов Катя выбилась из сил, споткнулась, чуть не упала и сдалась.
- А твоя подруга — крепкий орешек, - ко мне подошла пожилая дама, — Какая решительность. А вот тренировки явно не хватает.
- А женщинам можно заниматься воинским искусством?
- А кто запретит? Мужчины? Пусть только попробуют, и будут иметь дело с Николой де Хайе.
- А кто она?
- Комендант порта Линдум. То есть я.
- Простите, я не сразу запомнила, кого как зовут.
- Да и не страшно, милочка. Я понимаю, для Вас всё это — новшества. В мои годы новшества уже представляют некоторое неудобство.
- А Кате, думаю, было бы интересно потренироваться в самозащите.
- Похоже, что сейчас ей больше нужно придти в себя. А потом я пришлю ей приглашение в наш порт. Там и хорошего учителя подыщем. А то так всю жизнь и будет ходить с провожатым. Пойду распоряжусь, чтобы её привели в чувство.
Начало темнеть, и слуги зажгли факелы. Кто-то продолжал звенеть мечами в танцующем свете, а наши знакомые собрались кружком и что-то обсуждали. Мне стало интересно, и я подошла поближе. Прислушалась.
- Если наполнить паруса водородом, то грузоподъемности хватит для установки трехсотпятимиллиметровых бомбард.
- Но если противник будет использовать зажигательные снаряды…
- Да, водород опасен, но если бы мы могли его защитить...
- Покройте паруса броней, и они потянут корабль вниз.
Я присмотрелась к эскизу и через некоторое время поняла, о чем речь. То, что они называли парусами, на самом деле было чем-то вроде закрепленных на мачтах продолговатых дирижаблей.
- Простите, господа. Возможно я скажу что-то глупое, но почему бы не использовать жесткий парус, из которого просто выкачать воздух? Ну то есть сделать прочный металлический корпус с вакуумом внутри.
- Миледи, но в таком случае вес этой конструкции даже с вакуумом будет тяжелее воздуха.
- Даже с учетом действия на эту конструкцию антигравитационного поля?
- Хм. Невозможность постройки вакуумного дирижабля была доказана настолько давно, что использование в нем антигравитационного поля не могло учитываться. А если так… - Дэйв на секунду замер. - Я выполнил приблизительный перерасчет, так что даже при использовании пятидесяти процентной антигравитации на простой жесткий каркас, удерживающий частичный вакуум мы получаем подъемную силу… вполне достаточную для удлинения стволов орудий на двадцать пять процентов, что должно повысить точность. Однако вопрос защищенности паруса остается актуальным. Возможно у нашей гостьи из иного мира есть какие-то идеи?
- Ну… Я плохо знакома с тем, что у вас используется. Но то, что читала о технологиях великой отечественной запросто перескажу, я по этой теме большой реферат писала.
Дальше мне устроили блиц-зкзамен по военным технологиям нашего мира. Правда в отличие от обычного экзамена здесь меня слушали с раскрытым ртом. А я говорила про самые простые вещи, такие как самолеты, танки и реактивные двигатели. Дэйв делал записи прямо на эскизе и в итоге заполнил всё свободное место.
Потом Дейв много расспрашивал меня об истории нашего мира, а я была счастлива, что не нужно стоять на ногах. А потом он заключил:
- Похоже, что ваш мир гораздо более нашего подвержен войнам. Возможно, это из-за того, что он более населен. Скажи, а как вы справились с гигантами? У вас не было гигантов? Вы о них ни слова не сказали. Огромные существа, населявшие всю землю. Здесь их, похоже тоже нет.
- А ты можешь нарисовать хоть одного?
И он изобразил и одного, и другого, и третьего. Прутом на земле. Даже при свете факела я их легко узнала:
- Так это ж динозавры! Они вымерли давным-давно. Никто не знает, из-за чего.
- Вот значит как. Из-за жестких природных условий люди у нас были более разобщены. Даже когда все области дикой природы удалось преодолеть и мы наладили контакт между разными анклавами, война с условиями окружающей среды все еще была важнее и результативнее войны с себе подобными. К первой серьезной войне мы были слишком развиты. Так что кому из нас больше повезло — это еще вопрос. Я полагаю продолжить наши увлекательные беседы завтра, Вы, похоже, слишком устали. Я провожу Вас.
- Не беспокойтесь, главный инженер. Я сам провожу свою гостью. Простите, что невольно подслушал.
Лорд Ниэн подал мне руку, и мы пошли. Он рассказывал о жизни в замке, о том, что происходит вокруг, а я, наконец, могла замолчать. Мне, наконец, было спокойно.

* * *


В полутьме ночного бара грохотала музыка. Девушка у стойки медленно потягивала коктейль, рассматривая входящих. На пальце поблескивало кольцо, выглядящее очень необычно, будто бы язык пламени застыл в золоте. Денег у девушки было немного, поэтому удовольствие и время приходилось растягивать. Вошел очередной посетитель, она его осмотрела. Не тот. Договорились, что он будет в красном. Опаздывает уже на пятнадцать минут. Дверь снова открылась, и в бар вошел молодой человек в красной кожаной куртке. Высокий, стройный, каштановые волосы чуть выше плеч расчесаны с пробором и любовно приглажены. На лицо он был довольно миловидным. Он окинул толпу веселым поверхностным взглядом, приветственно махнул рукой, даже несмотря на то, что для этого пришлось на какое-то время вынуть её из кармана, и подошел к стойке.
- Привет, я Тема. Можешь звать меня Тьма.
- Рита. - «Как-то не похож этот форумный знакомец на практикующего мага, слишком уж миленький. Ну да ладно, дело есть дело.» - Ты и правда давно практикуешь? Что умеешь? Я хочу учиться … мастерству.
- Я много чего умею. Научу всему. С чего начнем? - Его игривый взгляд недвусмысленно рассказал о том, с чего бы хорошо начать.
- Я бы хотела начать с того, как запасать энергию.
- Ну, в этом я не силен. Зато просто волшебник по другой части. Я бы тебе посоветовал начать с тантры.
- Успокойся, я несовершеннолетняя.
- Блин, че ж ты раньше не сказала?!
- Это что-то меняет?
- Я б тогда с тобой сразу связываться не стал.
- Ясно, пока.
- Да ладно, че ты, оставайся, потусим.
Рита ответила таким взглядом, в который вложила все свое снисходительное презрение, а затем развернулась и быстро вышла, отчаянно стараясь не хлопнуть дверью.
Вот же первый блин, думала она, мачо хренов. Такому я сама тебя поучить могла бы, если б не противно было. Но учителя магии найти все же надо. Завтра после школы сразу этим и займусь.

--------------
Никола де Хайе - прототипом послужила Никола де ла Хей - комендант замка Линкольн, шериф Линкольншира, несколько раз отбивавшая атаки франков, а когда её захотели сместить - и своих тоже. Так её и оставили шерифом.

Линдум - старое название Линкольна.

Порт - портом называли не только морские порты, но и крупные торговые города, обладавшие правом чеканки монеты.

@темы: Истории других миров, история школьниц

URL
   

relto

главная