Записи с темой: Литература (список заголовков)
16:42 

Сергей Лукьяненко "Искатели неба"

Ознакомился с дилогией Лукьяненко «Искатели неба». Что сказать, впечатление амбивалентное. Пересказывать сюжет не буду, скажу только вкратце, что происходит:
Вор Ильмар бежит с каторги, вместе с неким знатным мальчишкой, который оказывается младшим принцем правящего дома. Принца разыскивают из-за того, что у него находится реликвия, важнейшая, как для светской власти, так и для всех церковных конфессий.
Итак, о том, что мне понравилось и что — нет.
1. Фантастическое допущение — оказалось интересным. Слово — чудо, которое принес в мир искупитель и дал людям. При помощи Слов те, кто ими владеют могут «брать на слово» любые предметы — прятать их за границы пространства и времени, чтобы в нужный момент достать. У каждого слова и человека есть свои ограничения, но это уже тонкости, раскрываемые по ходу произведения. (понравилось)
2. Точка дивергенции с нашим миром — избиение младенцев Иродом. В этом мире воины Ирода были порасторопнее на кровожадность, а Иосиф оказался корыстолюбив и, узнав, что надо уходить, не бросился в бегство, а начал собирать пожитки. В итоге Спаситель не пришел в мир, а пришел Искупитель — пасынок Божий, который вел себя почти так же, да чуть-чуть не так. До самого конца лично мне было не ясно, к чему же ведет это различие. (очень понравилось)
3. Сюжет первой части «Холодные берега» - в целом понравился, хотя много повторяющихся, как мне показалось, элементов, но, тем не менее, увлекает так, что даже не обратил внимания, есть ли ляпы. Видно, что в сюжет автор вложился. (хорошо)
4. Сюжет второй части «Близится утро» - сильно сдает, особенно в середине. Бесконечные повторы рода «и вдруг мы оказались в ловушке» (так себе)
5. Стереотипы — периодически они вылезают и бьют по башке. Вокруг толпы воров и убийц, но больше всего боятся геев, Летчица Хелен, только что бывшая, как ей и полагается, геройской героиней вдруг превращается в деву в беде, или ждет, пока главгерой, «как настоящий мужчина» примет решение за всех и начнет всеми и ею в том числе, командовать. Из-за этого характер персонажа периодически сливается. Что, в прочем, не мешает в следующей сцене превратить Хелен из истеричной бабы снова в надежную боевую подругу. (напрягают)
6. Церковь — А вот это порадовало. Как правило натыкаешься на церквененавистников, у которых церковь — злодейские злодеи и враги рода человеческого, или на церквезащитников, у которых церковь состоит на 99% из святых. Лукьяненко показал её весьма неоднозначно, показал разных людей, из которых она состоит. (очень хорошо)
7. Основная тема — религиозно-философская, что лично меня радует, о сущности человека… на мой взгляд это — главное, о чем стоит писать. (порадовал)
8. Аллюзии — их по произведению раскидано достаточно много, на священное писание, на книги, просто на наш мир. С одной стороны это радует, с другой — к середине второй книге они становятся весьма топорными, на мой взгляд. И как раз такие запоминаются лучше всего. В прочем это для меня, человека, не чуждого богословия, какими они будут для широкого читателя, мне предположить трудно, возможно, что они покажутся глубоко-философскими. (средне)
9. Беседы — во второй книге мне начало казаться, что я пришел на лекцию по катехизации. Я поддерживаю идею просвещения через литературу, но тут это, опять же, топорно. (так себе)
10. Интрига и развязка — когда на первый план выходит тема, кто же принц Маркус, новый Искупитель, или Искуситель, то будоражит и сохраняется до конца. Развязка логична, а ответ на вопрос о Маркусе дается устами главгероя, но я сложил 2+2 и получил другой ответ, что не уменьшает логичности главгероя. (отлично)

В целом получилось интересно и хорошо, несмотря на почти непрерывающийся фейспалм в середине второй книги.

@темы: Заметки Хоэнхайма, Отзывы, литература

19:15 

Долина совести



Хорошо, когда есть, с кем обсудить понравившуюся книгу. Вот так вышло с Долиной совести супруг Дяченко.

О чем я сам не подумал, но в чем полностью согласен с Морихэл, фантастические допущения у этих авторов не слишком фантастические, они не перекраивают мир, просто что-то естественное для человека гипертрофируется. Так было в Пещере, так и в Долине совести.
Единственное отличие от нашего мира - у главгероя (и главгероини) есть особенная способность, социальные связи, которыми они обрастают, становятся реальными, ощутимыми, вызывают зависимость у привязываемых, так что человек физически не может находиться без носителя Уз. Не может вплоть до летального исхода, если слишком привязался.

Размышления для меня начались с конца романа. Почему всё кончилось так? Так логично, нелепо и трагически.

Было предположение о социализации, узы не дали этим двум людям нормально социализироваться. Главгерой бежит крепких человеческих связей, чтобы ни кого не привязать, главгероиня пользуется тем, что имеет. Как водится, думал я долго. Это для меня нормально :)

Я всё думал про социализацию. И пришел к тому, что в целом в социальное взаимодействие они вступать умеют. Влад ведет дела, стал успешным писателем, окончил школу и получил высшее образование. Анжела хорошо знает, или, даже чувствует окружающих, она умелый манипулятор, а значит в человеческом обществе она порядком прижилась.
Чего им не хватает, так это жертвенности. При чем если главгерой, Влад способен жертвовать собой, по-крупному. Он не способен пожертвовать кем-то из людей, пусть даже и не знакомых. Это след его травмы детства. Лучший друг, умерший от разлуки.
А вот Анжела наоборот способна жертвовать другими для своей высокой цели, но пожертвовать своей целью для других - нет.

как я видел хороший вариант окончания:
Влад отдает Гран-Грэма для целей Анжелы, понимая, что ей это нужно.
Анжела жертвует своим желанием контролировать других, ведь по сути организовать благотворительность у нее уже получилось, запортила она всё именно стремлением к полному контролю.

Почему не получилось:
Она потребовала от него отдать Гран-Грэма и при этом не мешать её тотальному контролю. По сути это было действие аналогичное узам, только чисто социальное. И она не смогла, потому что её травмы научили её, что если не контролировать всё, то ей будет худо.
Он не смог разглядеть и вычленить её конструктивных стремлений, отделить от деструктивного и предложить иной вариант. Но не смог потому что от него потребовали одновременно больше, чем он способен переварить.

последняя мысль: Ведь ни кто из них не знает, что станет с узами после смерти носителя, а зачет есть слабенькая, тоненькая нить надежды, что Влад останется жив.

@темы: Отзывы, литература

00:44 

"Американские боги"

Недавно прочел эту книгу и понял - вот он, весь Гейман в одной книге. Произведение достаточно раннее и виден след эротических рассказов. Да, в книге много секса. На мой взгляд даже неоправданно много, хотя от и вливается в сюжет и создает антураж. Вместе с тем тут уже появляется веселый старик пройдоха Ананси, африканское божество-паук. Однако особенно хочется уделить внимание сюжету. Сюжет, основанный на афере. Сюжет раскрывается по мере повествования и порой можно лишь смутно догадаться о следующем шаге, но ни чего точно не узнаешь, пока не дочитаешь. А вот размышления о богах я бы воспринял аллегорически "это плохое место для богов". Только ли Америка? Да, в языческой парадигме божество имеет привязку к местности, но по сути, думается, что правильнее говорить не о местах, а о людях. Наше общество - плохое место для богов.
"Слишком рано для цирка, слишком поздно для начала похода к святой земле." Б.Г.


@темы: Заметки Хоэнхайма, литература

02:24 

Настины стихи

Я видела сон о пустынной земле.
Там не было жизни,
Лишь ночь,
сквозь железо
смотрящая.


Анастасия

@темы: посттворчество, литература, Заметки Хоэнхайма

18:30 

Олди Генри Лайон. Я б в Стругацкие пошел

как-то эта заметка у меня уже была в ЖЖ, но так как я оттуда ушел продублировать её здесь будет не лишним.

С семинара Дмитрия Громова и Олега Ладыженского.
Краткое резюме основных ошибок начинающих авторов:


1. Инфантильность персонажей, или Ты целуй меня везде, двести десять мне уже…
Эльфы, гномы, пришельцы, разменявшие не один век ведут себя на 18

2. Профнепригодность, или Тонкие натуры из спецназа
Автор хочет пообъемнее раскрыть образ. Чтобы в герое было видно человека, даже если он пришелец или вампир. Чтоб не получился ходячий боевой треножник в стиле «хеви метал». Стремление правильное, но главное выразительное средство, раскрывающее образ – рефлексия. Долгая и нудная. Страдают бандиты, страдают киллеры, страдают бойцы. Переживают в ассортименте. Мучаются. Произносят длиннющие внутренние монологи. По любому поводу и без оного.

3. Мелочность целей, или Супермен бьет гопников
Однажды мы спросили у автора: «Зачем? Он же голым выживает в вакууме! Представляешь, какое у него внутреннее давление и плотность тканей? Его же в глаз ткни пальцем – палец сломается…»

4. Желания левой пятки, или Логика и мотивации, которых нет
К примеру, герой, заявленный, как человек неглупый, ведет себя как полный идиот, не видя самых простых и логичных вариантов решения проблемы. Ну не ввязывайся ты тут в драку, пойди, договорись. Но нет, желание нагородить побольше приключений приводит к странному и нелогичному.

5. Неумение писать бытовые сцены, или Эльфа мне, эльфа, полцарства за эльфа!
"У машины цвета „металлик“ стояла высокая длинноногая стройная блондинка в синих джинсах с заплатой на бедре, в шелковой блузе до колена, с прической как у Патрисии Каас" - это больше походит на милицейское описание. В итоге человеки все одинаковые. И пейзажи одинаковые. И даже сарай возле деревни у всех одинаковый. А уж насколько одинаковы кабаки! Иногда кажется, что это один и тот же павильон в Голливуде: Под потолком обязательно что-нибудь висит, кабатчик непременно в засаленном фартуке и все обязательно в огромном количестве пьют пиво с густой шапкой пены.
У одного китайского художника спросили: «Кого труднее нарисовать: дракона или петуха?» Художник ответил: «Конечно, петуха. Петуха все видели; значит, сразу заметят ошибку. А дракона все равно никто не видел, как ни нарисуй - дракон».

6. Боги из машины, или Рояли из кустов
Это – закономерное развитие и итог «Желаний левой пятки». Нагородив тьму приключений автор заводит персонажей в совершенно безвыходные ситуации и чтобы как-то всё решить начинает применять "запрещенные приемы". На помощь герою «из ниоткуда» ,или из предыдущей серии приходят старые/новые друзья, как правило, крутые до безобразия. Герой оказывается Избранным, у него неожиданно прорезаются суперспособности. Герой находит или получает в подарок могущественный Артефакт Предтеч (а то и не один, часто встречаются кассетные артефакты), и с его помощью спасает себя, друзей и весь мир в придачу.

7. Неверное словоупотребление, или Волосы шли по голове густыми рядами косичек…
Используется не точное слово, а его "двоюродный брат". Вроде и сказал понятно, но при этом сфальшивил. На примерах:
«…она откинулась на него, облокотившись спиной, а он аккуратно обнял ее рукой…» - облокотиться спиной нельзя, можно опереться, обнять кроме руки особо больше нечем
«…она согласно покивала головой…» - "головой" - лишнее
«…карету вертело и шатало…» - вертеть может только вокруг оси
«…в заготовке уже угадывалось обоюдоострое лезвие кинжала…» - обоюдоострый клинок, лезвие - это сама режущая кромка
«Когда он отодвинул бритву от щеки, еще две полоски от лезвий багровели мелкими
капельками…» - убрал, полоски - это порезы, или царапины.
«Из тумана шагнул тёмный силуэт…» - фигура, силуэт не может шагать.
«Она радостно перекрутилась вокруг себя…» - речь идет о сальто, но представляется другое.
«За день автомобиль раскалился, и он распахнул окно...» - нельзя "распахнуть" окно в машине, можно опустить стекло.

8. Гайки, заклепки и прочие кринолины, или Средства становятся целью
Подробнейшие описания оружия, доспехов, сбруи, устройства космических кораблей; женских и мужских нарядов, устройства замков; пространные этнографические экскурсы, подробные политические «расклады» и родословные, бесконечные перечисления имен, титулов, званий и должностей. В этих подробностях тонет все: действие, конфликт, образы, идеи, характеры и взаимоотношения персонажей… В итоге за деревьями не видно леса.

9. Невинность, или Жопа есть, а слова нет
Даже если герой маникюрными ножницами перережет толпу врагов, параллельно их кастрируя – получается голливудский боевик категории «Детям разрешено». Не так убивали у Михаила Шолохова. Не так мучились у Ремарка. Да, реалистичность – не в сексе, мате и грязи. Но все-таки фантасты чересчур невинны. Фантастика должна быть более «настоящей» по языку, подробностям, бытовым деталям, по мотивациям и логике происходящего, чем самый кондовый реализм. Только тогда читатель поверит в происходящее и воспримет все фантастические допущения.

10. Уси-пусечки, или Гламуризация фантастики
Персонажи женского пола – писаные красавицы. Персонажи мужского пола – или красавчики, или крутые мачо, или и то, и другое в одном флаконе. То же самое относится к описаниям пейзажей, замков, интерьеров комнат, обшивке звездолета. Гламур уверенно наступает! Ну, и частота употребления самих слов «красота», «красивый», «красивая» – зашкаливает.
"Помнится, в одной читанной нами фэнтези была героиня – потрясающая красавица. Бессмертная, или долгоживущая, уже не помним. Далее по сюжету появилась ее мама, которая была еще красивее. Вы не поверите, но скоро появилась бабушка. Бабуся была красивее двух предыдущих дам, и на этом мы читать закончили. Потому что прабабушку мы бы уже не вынесли."

11. Чукча не читатель, чукча писатель, или Почему они так мало читают?
Это удивительно, но многие писатели-фантасты практически не читают художественной литературы. Если же читают, то своих коллег-фантастов. В итоге, когда на семинаре начинаешь говорить о стилистических приемах, в качестве примеров цитируя Хемингуэя, Ремарка и Бёлля – чувствуешь себя динозавром.
Джоан Роулинг, автор «Гарри Поттера», сказала, выступая перед выпускниками Гарварда: «Одна из множества идей, открытых мне античной литературой, в которую я углубилась в восемнадцать лет в поисках чего-то неопределимого, была записана греческим автором Плутархом: „Развитие внутреннего мира изменяет внешний“.»

12. Диалоги, диалоги, а я маленький такой… или Люди так не говорят
Все персонажи говорят одинаково. Речь не персонифицирована. Нашествие ремарок: «усмехнулась она», «выругался он»
Персонажи говорят канцеляритом.
Персонажи говорят очень долго. Реплики – монологи Гамлета. Засекайте время!
Говорят ни о чем, либо наоборот только по делу.
Все пикируются в немереном количестве. Что ни фраза – подколка.
Все всё время хохмят. «Славный мир, – проговорил Киун. – Веселый мир. Все шутят. И все шутят одинаково.» (Стругацкие)

13. Отсутствие стиля, или Лицом к лицу лица не увидать…
Стиль – это личность автора. Форма берет на себя часть функций содержания. Художественность, система образов, оформленных посредством языка – мощный инструмент воздействия.
У нас любят хаять ремесло. Дескать, мы – адепты высокого искусства, а ремесло не для нас. Что ж, если искренность, возвышенность и грандиозные идеи – это прекрасное вино, его надо налить в не менее прекрасный сосуд.

14. Публичное одиночество, или Интернет-зависимость
Зависимость писателей от мнений и комментариев ужасает. Особенно когда она выражается словами: «Мне плевать на чужое мнение!» И произносятся эти слова с завидной регулярностью. «Я скакала за вами три дня и три ночи, чтобы сказать вам, как вы мне безразличны!» (с) Е. Шварц, «Обыкновенное чудо».
Не информативные посиделки в интернете с целью спора о мнениях - "сказка о потерянном времени"

@темы: литература, Заметки Хоэнхайма

01:12 

Snusmumriken

Вот уже несколько дней эта песня не оставляет в покое. Вот и с вами, дорогие читатели, поделюсь.
И не только песня, должен сказать, но и сам образ Снусмумрика.


Cкачать Снусмумрик ждёт весну бесплатно на pleer.com

Снусмумрик ждёт весну, когда она придёт,
Когда по берегам растает снег и лёд,
Кораблик поплывёт к проснувшемуся Муми-долу

На пристань выйдет Снифф с охапкою сластей
И Муми-мама сварит кофе для гостей,
И Мюмлы всех мастей закружат хоровод весёлый,
И Мюмлы всех мастей закружат хоровод весёлый



Снусмумрик ждёт весну, он ждёт её давно,
К губной гармошке тягостно, без свежих нот,
За мрачною волной так хочется увидеть землю

Неясную беду пророчит новый путь,
Но лучше в вышине кометой промелькнуть,
Чем долгий век тянуть, как правильный и скучный Хемуль,
Чем долгий век тянуть, как правильный и скучный Хемуль



Цветёт зелёный луг, лучится небосвод,
Весна давно пришла, а он всё ждёт и ждёт...
Не виден горизонт, не слышен добрый шелест моря



Не разожжёт огонь смотритель маяка,
В пустых глазах застыли вечные снега,
И стынут берега от скорбных завываний Морры,
И стынут берега от скорбных завываний Морры


@музыка: Ростислав Чебыкин - Снусмумрик ждет весну

@темы: литература, посттворчество

22:37 

Нил Гейман

Знакомство с этим замечательным автором произошло странно. Всё началось с того, что он мне не понравился.
А если по порядку, то один интересный человек по имени Марика Ми во Вконтакте предложила для прочтения и обсуждения книгу "Никогде", так же известную, как "Задверье" на тот момент мне совершенно не известного Нила Геймана.
В силу медленного чтения к обсуждению категорически не успел, но все-таки осилил. И вот странно, с одной стороны книга не понравилась, даже вызвала некоторое отторжение, с другой стороны приятно удивил подход автора к книге, даже человеку не сведущему в истории Лондома, его топонимов и т.п. было понятно, что произведение, несмотря на внешнюю простоту построено на очень обширной интеллектуальной базе. Огромный пласт знаний и кропотливая авторская работа. Всё это перебило ощущение чего-то грязного, и я решил продолжить.
Продолжил и не пожалел.
Следующей книгой была "Дети Ананси". Книга очень живая, авантюрная, смешная и очень добрая. В общем то это сказка о сказках. Некоторые сказки мной легко узнавались, другие были совершенно не известны. Как все сказки очень жизненная.
Потом был сборник "Дым и зеркала", в котором каждый рассказ - отдельный маленький шедевр. Ни когда не знаешь, как повернет сюжет и к чему выведет. Счастливый конец там встречается так же часто, или редко, как в жизни. Один только "Съеденный" оставил осадок отвращения, от остального я был в восторге.
Особенно запомнились "Пруд с золотыми рыбками", "Убийственные тайны", "Просто еще один конец света", "Свадебный подарок". И одно из самого ценного в этом сборнике - комментарии автора, рассказы о том, как это писалось и о писательской жизни.
Потом был "Океан в конце дороги"...
Часто его книги оставляют больше вопросов, чем ответов. Они легкие и простые на первый взгляд, но только на первый.


@темы: литература

relto

главная