Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: истории других миров (список заголовков)
00:09 

История школьниц

Катя

Не спится. Ночью на задней палубе никого, только тихий шум винтов. Луна освещает облака внизу белым. Корабль крадется малым ходом над дождевым фронтом по чужой территории. Меня беспокоит, не зря ли я напросилась в эту экспедицию. Конечно, еще одна пара рук никогда не помешает, но мне хочется быть по-настоящему полезной. Здесь, сейчас, оторвавшись от обстановки, к которой успела привыкнуть, я просто потерявшаяся девчонка. Я смотрю на звезды и не чувствую их ни своими, ни чужими - им все равно, они светят всем одинаково. И этот мир - не худший из возможных.

Я все время твержу себе, что отправилась в это путешествие не ради того, чтобы быть рядом с Куртом, да кого я обманываю? Он капитан, ему не до меня. Всё время говорю это себе, а желание быть рядом не убывает. Что слушать, когда голова и сердце спорят?

Я стою, опершись о перила, а ветер играет распущенными волосами, треплет тент над головой. Ветер гонит тучи под килем. Вот бы подружиться с ветром. Палуба под ногами накренилась — корабль маневрировал. Я не единственная, кто сейчас бодрствует. Кто-то смотрит вперед, кто-то стоит у руля, кто-то следит за тем, чтобы сердце корабля билось ровно. Я никогда не пробовала курить, но сейчас вдруг резко захотелось. Наверное к лучшему, что в этом мире табак не открыт. Здоровее буду.

Даже трудно представить, что большую часть этого летающего города спроектировала моя ровесница, с которой мы не один год за одной партой сидели, с которой читали одни книги. От этого корабль кажется своим, родным, надежным, тем, который не предаст. Ира назвала его «Ар Фаразон» в честь последнего короля острова Нуменор, решившего своими силами проложить путь в рай. Она дала это имя как напоминание о его судьбе. Мы обе любили книги Толкина, но Ира всегда видела в них то, что мне было не доступно. Она любит «Сильмариллион», я — «Властелин колец». Мы такие похожие и такие разные. Пусть теперь мы навсегда в этом мире, но я счастлива, что попала сюда с ней.

Корабль снова накренился, обходя прореху в облаках. Серебристое сияние ночного светила, белые поля внизу и не хочется думать ни о чем.

С заходом луны совсем стемнело. Мотор застучал, набирая обороты, воздух загудел в гребном винте. Корабль должен был за это короткое время полной темноты проскочить к следующему дождевому фронту, чтобы днем продолжить дрейфовать по ветру, лишь немного корректируя свое положение в воздушных потоках. Мерные звуки машин убаюкивали, и веки сами опустились. На сердце стало спокойнее, и я поняла, что пора спать.

@темы: Истории других миров, история школьниц

19:35 

История школьниц

"Год 78-й"

Пришло время моего пятого путешествия на родину. Мы с Дэйвом произвели все нужные замеры и выяснили, что абсолютное время Земли во всех наших мирах совпадает. Это могло означать только одно - войдя в телепорт в том старом доме, мы перенеслись не только в другое место, но и в другое время. Надежды вернуться домой больше не осталось. Пару месяцев назад это повергло бы меня в смертельное отчаяние, а теперь… Я нашла свое место и занимаюсь тем, что интересно. Я обустраивала хозяйство. Я столькому за это время научилась, от военного дела и политэкономии до строительства и сельского хозяйства. Передо мной раскрывалась мощь знания, способного изменить жизнь человека к лучшему или превратить её в кошмар. Бабушка исправно помогала мне, находя нужные книги в магазинах, в библиотеках или у друзей. Для Дэйва подписались на «Технику молодежи» и «Авиацию и космонавтику». С бабушкой мы сдружились, я даже предлагала ей отправиться со мной, но она сказала, что если уедет — то кто же вырастит тут самую замечательную внучку на свете?

Нынешнее путешествие было особенным, Дэвен поручил мне доставить Марфе письмо. Уж не знаю, что он захотел ей сказать. Мне было неловко и почему-то волнительно. Только осознав, что навсегда останусь в этом мире, я смогла признаться себе, что по уши влюбилась в Дэвена Ниэна. Я стояла в маленькой комнате, держа в руках его письмо, и всё моё существо била приятная дрожь.
Дверь была прикрыта, и я постучалась, выходя.
- Здравствуй, Ирочка, заходи.
- Привет! А у меня сегодня для тебя почта.
- Почта? Мне?! Это как это?
- Вот. - Я протянула свиток, перевитый шнурком с графской печатью.
Бабушка взяла, сломала печать и развернула послание. Посмотрела.
- Красивые буквы, знать бы еще, что всё это означает.
- Ой, давай я попробую прочитать.
Марфа уселась в кресле поудобнее и приготовилась слушать.
- Я, Граф Ниэн, нижайше кланяюсь Вам, госпожа, и прошу принять меня с тем, чтобы обсудить один важный и весьма деликатный вопрос. Впрочем, я со своей стороны готов устроить встречу в моем замке.
- А что, представляешь меня молодую, незамужнюю, в самом рассвете сил в обществе благородных мужчин?
Мы рассмеялись, хотя мне было и не по себе от того, что одним из этих мужчин был Дэвен.

* * *

Всю неделю крутилась как белка в колесе, шутка ли, помимо организации коллективных ферм еще и новую большую сталеплавильню открывать. И никаких телепортов до субботы — Марфа попросила не беспокоить. Наконец всё закончилось, и я буквально примчалась к ней.
- Я тут тебе приготовила вещи, собирайся, мы идем гулять. Мне нужно с тобой кое-что обсудить.
Бабушка сегодня была одета необычно. Серо-синее шерстяное платье с бантом, шаль, полуботиночки на меху, волосы убраны заколкой.
- У нас какой-то праздник?
- У нас важный разговор.
На улице было сыро и пасмурно. Цветные листья устилали тротуар. То тут, то там лужи прикрывали этот ковер глянцем. День клонился к вечеру, но было еще светло, и в каждом отражении - в каждой луже, каждом окне - были мы с бабушкой, обе молодые, радостные, красивые. Казалось, что жизнь обязательно устроится, если не удалась уже. В прохладном влажном воздухе дышалось легко.
- Не собираешься у нас остаться? Вон, смотри, в пединституте не так давно новый факультет открыли, будут для первоклашек учителей готовить. Станешь учителем — все тебя уважать будут.
- Да как я тут устроюсь? Документов нет. Образования нет. Да и к другой жизни я привыкла. Я смотрю и восхищаюсь, какое всё вокруг, какие люди… но ничего не знаю про 24-й съезд партии, чтобы воплощать его идеи в жизнь. Но главное — я не смогу в это поверить, потому что знаю, что не пройдет и тридцати лет, как всё это рухнет. Люди эту веру потеряют и придется строить мир заново?
- Будет война? А все говорят, что мы Америку победили.
- Не война. Сначала перестройка, потом — экономический кризис и капиталистическая революция. Мне было проще, я мелкая была. Теперь только понимаю, как старшему поколению пришлось переломаться. Многие не смогли — спились или еще что.
- Ужас какой. Лучше б война. Может можно это как-то предотвратить?
- Боюсь, что лучше не стоит.
- Смотри-ка, уже шесть, - Марфа указала на круглые часы на перекрестке Ленина и Кирова, а меня больше привлекла статуя самого Кирова у начала аллеи, на которую мы свернули, - Скоро солнце садиться будет. Давай до площади Победы и назад.
- Хорошо. Прости, я тебя заболтала совсем, а ты хотела о чем-то важном.
Асфальта под ногами не было, только листья, в их многоцветии. То с одной, то с другой стороны, будто корабли, проплывали скамейки. Кроны старых деревьев сомкнулись аркой, давая нам посекретничать.
- Говорила я тут с твоим… другом. Дэвеном. Что ты о нем думаешь? Какой он?
- Он клевый!
- Какой-какой?!
- Ну это… - Я растерялась, не зная, как перевести с русского на русский.
- Ладно, как ты думаешь, как он к тебе относится?
- Хорошо относится! Я же рассказывала, что это он нас с самого начала…
- ...знаю, знаю, рассказывала и не раз. Я не о том. Главная новость для тебя: ты ему нравишься и он мечтает на тебе жениться! Что об этом думаешь?
- Я!.. И!.. А….
- Ладно, по глазам поняла! - рассмеялась Марфа. — У вас с ним любовь, значит?
- Выходит, так. Ой, ты не представляешь, я чувствовала и… на всё ради него готова была.. и он… я знала!!! А теперь я точно знаю!!! - Сердце прыгало в груди, и хотелось скакать вместе с ним. Я кричала и кружилась. Я обнимала бабушку, а та в ответ меня. И радость не кончалась. - Он меня любит! Любит!!! ЛЮБИТ!!!
Прохожие смотрели, слушали и с улыбкой уступали дорогу.
- Да погоди ты, сбалмошная, - смеялась Марфа — погоди, чего еще скажу.
- Говори!
- Он тут свататься приходил, руки твоей просить у меня. Я ж твой ближайший родственник, вроде как.
- И что ты сказала???
- Ну, что надо подумать, с тобой посоветоваться.
- Я согласна! Согласна!!! СОГЛАСНА!!!
- Вот и здорово. Мне он хорошим человеком показался. Серьезный. И слушает внимательно. И видно, что по тебе сохнет. За таким не пропадешь. Ну раз так — то сегодня же и напишем ответ. Идем!
- Куда?
- Идем, в кино! Гуляем!
Мы резко развернулись и почти побежали в обратную сторону, к «Центральному».
- А что там в кино?
- Да какая разница. Кажется опять де Фюнеса показывают.
После «Фантомаса» мы сидели в кафетерии и на выпрошенном у буфетчицы листе в линеечку сочиняли письмо. Я хихикала, как заведенная по любому поводу, да и без повода тоже.

@темы: Истории других миров, история школьниц

23:52 

История школьниц

«Письма»

«Привет, Катя. Давно тебя не видела, очень скучаю. Хотела бы увидеться. Напиши, как устроилась. Слышала, что Курт теперь часто у вас бывает. У меня жизнь тоже налаживается, несколько раз бывала дома, о чем и хочу с тобой поговорить при встрече. Слышала, что на вас движется нашествие Голльских варваров, думаю, что тебе лучше как можно скорее приехать в Каэр-Ниэн.
Дэвен назначил меня своим советником по развитию. Дел много, но мне интересно, часто езжу по графству, много читаю и пишу разные указания. В общем, работа у меня клевая.
Жду. Скучаю по тебе.»

«Привет-привет, подруга! На нас тут и вправду идет грандиозный поход, как отобьемся — сразу приеду. Не бросать же Николу одну. Да и жители тут меня любят, если я в такой момент уеду это будет предательством с моей стороны, так что жди, буду чуть позже. Про Курта расскажу, когда встретимся, хотя не терпится разболтать всем самым близким, но из самых близких у меня только ты. Слова про поход домой меня взволновали. Что-то случилось, пока нас не было? Говорят, что у вас там тоже неспокойно — сосед Астерий докучает. У нас тут Голлы, у вас — вовсе чудища какие-то. Приеду — всех порубаю. Я теперь мечом так машу, что хулиганы со мной в одном квартале появляться не решаются.
Ну, советник по развитию, говорят, что корабль, который сейчас у нас строится, наполовину ты придумала, просто восторг. Даже жалко будет всё это бросить и вернуться домой.
Твоя Катя»

@темы: Истории других миров, история школьниц

11:20 

История школьниц

"Шило в мешке"

Отряд разбойников подходил к лагерю, ведя захваченный обоз.
- Раскусят нас. Как пить дать раскусят. Шило в мешке не утаишь.
- Отставить веру во всемогущество противника! Пока всё идет как надо. Не долго уже осталось. Сегодня ночью сделаем дело и по домам.
- Да? А ну как разобьют нас там? Народу-то мало, и те всё больше стрелки.
- Не разобьют. У нас новое оружие там в фурах.
- Не верю я. Лучше б пару отрядов тяжелых конников.
- Вот как-раз конников тут за версту учуют, и тогда пиши пропало.

* * *

Форт Рок приобрел свое название от высокой скалы, вокруг которой был построен. Она так походила на башню, что во время войны из нее сделали сторожевой пост. Позже вокруг возвели линию укреплений. За тридцать лет, прошедших после заключения мирного договора, упоминания о форте в малообитаемых местах стерлась из документов, а людскую память затянула паволока насущных дел.

Генерал Гаал командовал крепостью последние три года. За это время Рок разросся, появились силы самообороны, а месяц назад из столицы прислали мага, чтобы тот напустил в лес чудовищ и тем самым обезопасил оплот империи на Альбионе. Правда адепт тонких наук пока ел свой хлеб даром, то и дело заказывая на материке дорогущее оборудование, которое привозили дирижаблем. Военно-транспортный воздушный корабль скрывался в полости скалы, где был обустроен потайной аэродром. Несколько дней назад пришло сообщение, чтобы ожидали воздушный крейсер, но его место по сей день пустовало.

Пропажа корабля стала первым тревожным звоночком. Теперь разведчики доносили о шайке бандитов в лесу, развернувшей бурную деятельность. На письменном столе Гаала лежало донесение о том, что большой торговый обоз двигался через лес, но был захвачен этими самыми разбойниками. «Не к добру это всё, ой не к добру,» - думал генерал, сидя за письменным столом.

За окном темнело. Лес вдалеке шумел опадающей листвой, и на всю работу хотелось плюнуть, посидеть с друзьями, выпить, подумать о жизни. «Надо приструнить этих оборванцев. Недоумок маг за неделю смог сделать только одно чудовище, правда довольно жуткое на вид, но одного все равно мало. Завтра же пошлю в лес своих ребят, чтобы те зачистили лагерь отребья.»
- Секретарь! Секретарь!!!
В кабинет вбежал мужчина столь же молодой, сколь и рыхлый телом.
- Секретарь прибыл, господин генерал! - Выпалив это, он дал волю до того сдерживаемой одышке.
- Дело тебе: напиши приказ центуриону второй сотни подготовиться к выступлению в лес завтра утром. Начальникам складов выдать всё необходимое. Цель — уничтожение стоянки разбойников. Подробности передам лично.
- Будет сделано!
- Я навещу волшебника. Вдруг от него толк будет.

* * *

- Пожалуйте, это экземпляр доработанный и улучшенный.
Из клетки на генерала Гаала смотрела собачья морда с тремя парами глаз. Язык наружу, по бокам от пасти ороговелые жвала. Из тела торчало множество мохнатых членистых лап.
- Не вижу отличий от того, что было в прошлый раз.
- О, отличия весьма существенны! На этот раз мне удалось сохранить звериные глаза вместо фасетчатых, кожу с шерстью вместо хитина и внутренний скелет. Это серьезное продвижение. Если повезет и этот экземпляр пройдет тест на жизнеспособность, на следующей неделе можно будет приступить к серийному производству.
- Черт побери! Почему нельзя просто наделать таких же, как вся имперская армия?
- Имперские легионеры создавались для совершенно других условий. Здесь они показывают себя крайне плохо. Впрочем, если Вы настаиваете, я могу создать портал и транспортировать сюда обычных легионеров, не приспособленных для лесных баталий. Хотя, если Вас все же интересует мое мнение, это будет пустой тратой сил.
- Если Вас интересует мое мнение — нам прислали неподготовленного мага. В результате мои ребята завтра пойдут зачищать лес без поддержки существ.
- Ну ладно. Будет вам поддержка.
- Меньшего я от Вас и не ожидал, Грегорий.
Генерал Гаал ушел, а маг Грегорий плюнул в закрывшуюся дверь и начал собирать всё необходимое для портала.

* * *

На улице совсем стемнело. Ночные птицы перекликались на все голоса. Вокруг хоть глаз коли, только небо светится темно-синим. Из-за угла блокгауза вынырнул фонарь, послышались торопливые шаги.
- Это Вы... господин х… генерал? Уф.. - секретарь все ни как не мог отдышаться от долгого бега. - Разрешите доложить!
- Докладывайте.
- Караульные донесли, что на холмах в полумиле от форта можно различить силуэты людей и телег. - Генерал Гаал скрипнул зубами.
- Трубите тревогу! Черт! Немедленно выслать туда людей!
Ночь вдруг наполнилась свистом и светом. Огненные столбы поднялись в небо с холмов, изогнулись дугой и рухнули на форт со страшным грохотом, а в это время следующие снаряды уже отправились в полет за первыми. Дождь из огня и металла с воем рвал небо. Деревянные стены разлетались в щепки, сразу занялось несколько пожаров. Солдаты и обслуга повыскакивали на улицу. Кто-то трубил тревогу. Люди метались между зданиями, не зная, куда прятаться и за что хвататься, а пламя всё летело и летело с холмов. Пожар перекидывался с дома на дом, с крыши на крышу. Паника распространялась еще быстрее.
- Вторая центурия! Сбор на плацу!
Мало кто услышал призыв командующего, а те, кто собрался, беспорядочно сгрудились, прикрываясь скутумами (скутум - ростовой щит обычно прямоугольной формы, использовался римскими легионерами), но разве это спасет от начиненной порохом металлической ракеты... Одно попадание, взрыв - и в стороны разлетелись обломки и куски плоти. Выжившие побросали бесполезные тяжелые щиты и кинулись под прикрытие зданий.

Ночь превратилась в день, горело все поселение, только блокгауз мага ракеты чудесным образом оставили нетронутым. Некоторые принялись за тушение пожаров, ведра, топоры, лопаты — всё пошло в ход. Артобстрел мало-помалу стихал, и даже начало казаться, что опасность миновала, когда вдруг один из тушивших упал, схватившись за горло. Между пальцев у него торчало оперение стрелы. С криком упал второй, третий, десятый… Стреляли из темноты, били наверняка, прицельно. Генерал Гаал с горсткой солдат укрылся в скале, но пожаром был отрезан от внешнего мира, остальные колотили в запертые ворота блокгауза и с каждой секундой выживших оставалось все меньше, свистящая смерть забирала одного за другим методично и неотвратимо. Наконец ворота открылись, но не для того, чтобы впустить уцелевших.

Первой на улицы выскочила большая паукообразная собака и устремилась в темноту, за ней высыпала скелетоподобная, дурно пахнущая панцирная пехота, её приросшие к телу скутумы были сплошь усеяны шипами. Панцирники сомкнули ряды, образуя плотную стену, из-за их спин хлынули ищейки, половина из которых пала от стрел, остальные устремились в лес. Стрельба прекратилась, послышалась возня и глухие удары. Тем временем панцирная пехота принялась пожирать тела убитых, воины задних рядов поднимали трупы, раздирали их на части и поглощали, отращивая себе дополнительные шипастые щиты и усиливая мышцы. Уцелевшие, вместо того, чтобы спрятаться за спины своих защитников, с диким воплем бросились врассыпную или застыли от ужаса, не в силах пошевелиться.

Над блокгаузом поднялась огромная летучая мышь, на спине которой восседал Грегорий.
- Сомкнуть ряды!
Панцирная пехота сгруппировалась в небольшую черепаху. Между пожарами показались отряды нападающих.
- В атаку! - раздалось сверху, и черепаха медленно двинулась вперед. С громким «Пуу!» ядовитые шипы прошили первые ряды штурмующих. Остальные укрылись за развалинами домов. Трудно предсказать, как бы всё кончилось, если бы не луч света, ударивший с небес прямо в верховую летучую мышь мага. Зверюга с горящим хвостом спланировала, оставляя за собой шлейф едкого дыма, а Грегорий ударился головой и потерял сознание. Панцирники, оставшись без управления, разбрелись и по одиночке ввязались в драки. Низко над полем боя спустилась железная летающая машина. В свете пламени она казалась то золотой, то бронзовой. Из-под крыльев били лучи света, испепеляя разбежавшихся чудовищ. Кто-то из имперских пехотинцев выпустил в машину залп шипов, но не смог даже поцарапать обшивку.

Когда Грегорий пришел в себя, всё было кончено.
- Не подготовленный маг, говорили они. Недоучка! Не вижу отличий, говорили они. Я вам покажу отличия! Я вам всем покажу!!!
Из тени высунулась собачья морда с тремя парами глаз.
- Ты пришел? Хорошо, нам сегодня придется отступить. Но мы еще вернемся. Мы им всем покажем! А сейчас унеси меня отсюда, тут неподалеку есть одна пещера. Теперь мы с тобой вдвоем против всех.

@темы: Истории других миров, история школьниц

21:31 

История школьниц

Катя.

Просветы между деревьями участились, и стало видно чистое осеннее небо. Старые деревья сменились молодыми, потом прозрачными березками и, наконец, карета выкатилась в подсечные поля. Вдали за садами на холме стоял город. Вокруг старинных стен из крупного камня раскинулись дома, домики, домишки. Там было тепло и сухо, там топили печки и готовили еду. Хотелось домой.
Слева от дороги над яблоневыми садами вздымалась огромная металлическая «О». Сооружение было настолько велико, что определить его высоту на глаз не получалось.
- Никола, что это там?
- Это врата, которые строит главный инженер. С их помощью он устраивает переселение. Не все графства поддерживают эту идею, но большинство хотя бы не противятся. Мне трудно разбираться в их науке, но я чувствую, что за этим будущее.
- А ты говорила, что Линдум — это порт. Значит должно быть море? Но город уже видно, а моря нет.
- Вовсе не обязательно море. Через наш город идет множество торговых путей, у нас есть монетный двор — это и значит быть портом.
Я была разочарована. Я думала, что еду к морю.
- Жаль, что тут нет кораблей.
- Ну почему же нет? Верфь рядом. Воздушные корабли. Если хочешь, побываем там. Тем более, скоро закладывается новое судно.
- Спрашиваешь! Конечно хочу.
- Только не сегодня, сегодня день приезда.
Дорога незаметно превратилась в мощеную, и карета пошла быстрее. У городских ворот стояла длинная очередь из повозок — городская стража досматривала всех въезжающих. Я боялась, что придется стоять в пробке, однако, завидев экипаж, торговые фургоны, телеги и возы сторонились, пропуская нас.

@темы: Истории других миров, история школьниц

01:55 

История школьниц

Асфальт под ногами. Сухие листья. Может быть я привыкаю, но на этот раз перемещение прошло легче, даже на ногах устоять удалось. Я оказалась во дворе того самого дома, из которого мы попали в переделку. Со стороны тротуара доносилось мерное чиркание дворницкой метлы. Окно соседнего дома было открыто.
- А ну вставай! Кому сказала! Бегом!
- Ну ма-ам!..
Родная речь! Я от нее уже порядком отвыкла. Листопад. Мне казалось, что здесь уже должна быть поздняя осень, но, похоже, холода в этом году задержались. Посмотрим, как выглядит улица. Я вышла из двора и увидела, что всё небо закрыто густыми кронами высоких деревьев. Наверное с непривычки показалось, что раньше здесь было светлее. Но это, определенно, Воскресенка. Старинный дом с колоннами. Вон и ЗАГС на месте. Неужели дома? Дома!
- Прости, девочка. Гражданочка, а почему это ты в школу не идешь?
- Я? - ах, это дворник — я иду!
- Не будешь учиться — станешь как я, улицы мести. Да кто ж тебя в школу в таком виде пустит? Мало, что без формы — так еще и в штанах. Где твои родители, девочка? И вообще странно ты как-то одета.
- Там. Я иду. Мне надо. - И, прежде чем он подумал взять меня за руку, чтобы отвести к родителям, я припустила вверх по улице. Странный какой-то этот дворник, с чего это ему до меня есть дело? В школу? В форме? Может не знает, что её отменили недавно?

Загс перекрасили?

Бегом через дорогу. Город не похож на вымерший — столько людей, все спешат, а машин нет совсем. Как же так? Не понимаю. Стоп, здесь перед горуправой должны быть часы, можно время сверить! А тут… «Решения XXIV съезда в жизнь» - бетонная стела, бред какой-то. О, знакомый звук, троллейбус. Из-за угла дома на улице Ленина показался рогатый транспорт… чего это он такой круглый? Дизайн, конечно, смелый и очень милый, но… и где вообще все машины, автобусы, маршрутки? Я стояла на площади перед горуправой и пыталась собраться с мыслями. Красный флаг наверху. Значит я в СССР?! Так, будем подмечать нестыковки. Деревья - их как будто больше стало, хотя на глаз прикинуть трудно. Троллейбус. Отсутствие машин. Часов с рекламой на площади нет, а есть бетонная табличка про решения съезда. Только сейчас я заметила, что на столбе висит стильная полуарка с круглыми ходиками. Вон и памятник Марксу на стрелке гипсовый. А ведь его совсем недавно на гранитный сменили, а до того был… этот самый, который сейчас. Я в параллельном мире, где СССР сохранился?

Прохожие как странно смотрят. Бегом дальше, там должен быть университет. Фух, здание на месте. И Карповский скверик.
- Постой-ка, девочка. - Меня кто-то схватил за руку, но не грубо, скорее нежно. Это была женщина, второй рукой она придерживала сидячую коляску. - Где-то я тебя видела. Убегаешь от кого-то?! Ну-ка рассказывай, в чем дело. Мальчишки обижают?
- Нет, ой… Мама?!
- Ну! Какая я тебе мама. Меня зовут Марфа. Марфа Васильевна.
Марфа Васильевна? Не может быть! Бабушка? Надо проверить. Поиграем в вангу.
- А это в коляске ваша дочь?
- Да, дочка.
- А зовут её.. Мира?
- Да, но как? Нет, конечно если мы знакомы, то… просто я не могу тебя вспомнить.
- Я… Я могла бы всё объяснить, но ты… Вы мне не поверите.
- Ну так сразу уж и не поверю. Идем-ка ко мне, всё расскажешь, попьешь чаю, переоденешься во что-нибудь поприличнее. Мне тут соседка отдала совсем новенькую болониевую куртку. Её дочка в прошлом году осенью отходила, а сейчас — уже мала. А тебя как зовут? Может вспомню.
- Ира. Простите, у меня только полчаса. Точнее уже меньше.
- Ну тогда поспешим! Я тут рядом живу.
- На улице Воскресенской?
- Нет, на Софьи Перовской.
- Точно, Воскресенкой же она недавно стала.
- Что значит недавно стала?!
- Я всё объясню. Идемте скорее. Давайте помогу коляску везти.
- Нет уж, я сама.
Мы быстро шли обратно. Неужели не параллельный мир? Это же настоящее прошлое. Вот оно, можно руками потрогать. И какие все-таки огромные тут деревья, и как их много. И дышится легко. Вот, снова тот дворник. Сейчас я влипну.
- Доброе утро, Марфа Васильна.
- И вам, Семен Семеныч, доброе утро.
- Ваша? Родственница приехала? Прям одно лицо!
- Да. Племяшка из Югославии.
- Простите, я, наверное её напугал сегодня. Теперь понятно, из дружеской Югославии, значит. Ну, привет там передавайте от нашего рабочего класса, - Спасибо тебе, бабушка. Даже если и не из того мира, ты все равно супер.
- Мы пойдем, а то еще не завтракали. Хорошего вам дня.
- И вам хорошего дня.
Вот уже и бабушкин дом. Совсем не изменился. Бабушкина квартира на втором этаже.
- Присаживайся, - я села на свое любимое кресло. Совсем новое.
- У меня только десять минут осталось. Скажите, какой сейчас год?
- Семьдесят восьмой заканчивается. Какой странный вопрос.
- Да, это все странно, но… я... я — ваша внучка из две тысячи второго года.
Марфа Васильевна рассмеялась.
- Со мной и моей подругой Катей произошло что-то странное. Мы попали в другой мир. Там нам помог один ученый. Он робот. Но бывший человек… В общем, это всё сложно. Короче, он помог вернуться на полчаса в наш мир. Но вместо своего родного две тысячи второго я попала в семьдесят восьмой.
- А что случится, когда пройдут твои полчаса?
- Я вернусь обратно в тот мир. Это, так сказать, пробный полет.
- Значит через семь минут ты исчезнешь?
- Да, но.. Если ты не против — то можно я в следующий раз перемещусь к тебе в квартиру?
- Во-первых — вот тебе чай. Во-вторых — держи пирожок, он вчерашний. В-третьих, если ты говоришь правду, то я не против. В-четвертых, если через пять минут с тобой ничего не случится, а мне кажется, что так оно и будет, ты расскажешь мне, где искать твоих родителей. Рановато мне еще бабушкой становиться.
Мы пили чай. Срок подходил. Бабушкина квартира. Горка для посуды новенькая, блестящая, я тебя помню. Помню, как врезалась в нее и разбила большую тарелку с хохломой. Ух, и стыдно-то было. А бабушка почти не ругала.
- Я вон ту тарелку разбила, когда была мелкой. Прости, я правда не хотела.
Марфа Васильевна пристроила дочку на стульчике для кормления и поставила тарелку с чем-то, что моей будущей маме, судя по выражению лица, не слишком понравилось.
- Ну, пока ты не исчезаешь. Так что?
- Пора. Нужно свободное место вокруг.
- В той комнате свободно.
Я вошла. Сервант, фарфоровые слоны на нем… Вздохнула от всего, что снова накатило, убедилась, что рядом ничего нет, и нажала кнопку. Дверь за спиной скрипнула, приоткрываясь. Переход. Вот уже в третий раз. Привыкать начинаю.
-----------------
- С возвращением. Как прошло? Тот мир?
- Даже и не знаю.
- Были отличия?
- Были. Точнее отличие, как я поняла, было только одно. Разница во времени.
- Это совершенно исключено. Мы перемещаемся между мирами, между пространствами, но ткани времени мои врата коснуться не могут.
- Тогда как ты объяснишь, что я попала в события двадцатилетней давности?
- Может просто что-то задержало развитие того мира? Этот же мир задержался.
- Да, но я встретила свою бабушку. СВОЮ. БАБУШКУ, понимаешь?!
- Не понимаю. Не понимаю, как такое возможно. Но если ты уверена...
- Я уверена. Скажи, я уже не вернусь домой? В нужное время?
- Я сделаю всё, что смогу…
- Но сильно рассчитывать на это не стоит. Давай-ка ты всё еще раз проверишь, а я… Я буду думать о том, как прижиться здесь. В конце концов, это вполне осуществимо. Может, всё так и должно было случиться и так лучше.
- Я всё еще раз проверю и доложу тебе.

Очень хотелось увидеться с Дэвеном, поговорить… Непонятные мне противоречивые чувства переполняли, на глаза наворачивались слезы. Я поднялась наверх и увидела, что двор замка заполнен испуганными людьми.

Небольшой фотобонус




@темы: Истории других миров, история школьниц

01:47 

История школьниц

Ворота замка были заперты.
- Донесение лорду Ниэну! Донесение для лорда!
На мосту стоял спешившийся с лошади молодой человек и кричал во все горло.
- Господин в отъезде! - ответил ему стражник с барбакана.
- Тогда позовите сержанта!
Голова стражника молча исчезла. Стало так тихо, что можно было слышать, как плещется рыба во рву и чирикает птица в городском парке. Послышалось лязг цепей, решетка медленно поползла вверх и в приоткрытые ворота вышли трое: сержант замка и двое охранников.
- Мне передали, что у Вас донесение.
- Да. С юга движется набег.
- Как вовремя, черт бы их побрал.
- Очень может быть, что побрал! Крестьяне говорят — нечисть. Только нечисть эта построена в отряды, коих почти дюжина. Движутся на сторожевую башню возле Реджила, будут там через три часа.
- Возле Реджила, говоришь? Удержат! Есть у меня одна мысль. Скачи на железнодорожную станцию, передай приказ подготовить бронепоезд. В помощь гарнизону пришлю трех латников и двух арбалетов. Больше не могу.

* * *

- Что привело Дэвена в мою чащу? Молодой лорд никогда не отличался набожностью, хоть о нем и говорят много хорошего.
- Со всеми своими проблемами я привык справляться сам. Но сейчас пришел просить не за себя.
- Гостья взяла в плен храброго воина.
- Откуда ты… Может быть и так. Что с того? Она моя гостья!
- Да ничего. Просто сказал тебе о тебе самом.
- Откуда ты знаешь?!
- Молодой лорд слишком увлечен чудесами науки и забыл, что рядом существуют иные чудеса. То, что посылает нам Творец. Идем, я провожу тебя туда, где ты сможешь спокойно помолиться.
Старик с посохом пошел, не оглядываясь. Граф молча следовал за ним. Ветви будто бы сами расступались, указывая тропу, пока двое не вышли на обширную поляну под раскидистым дубом.
- Огни. Хороший знак. Дух-посыльный точно тут. — Он постоял немного, опершись на посох, а потом добавил, — Не вовремя пришел ты, граф. Как закончишь, спеши домой: у твоих людей трудности.
- Тогда мой долг — вернуться! Как быть?!
- Делай, что должен.
- Но я же собирался…
- Да выручу я тебя. В порядке она будет. И кого-нибудь из родителей обязательно встретит.
- Но откуда?!…
- То, что я МОЛЧУ, юноша, еще не значит, что я НЕ ЗНАЮ. Если бы я говорил ВСЁ, что знаю мне понадобился бы второй рот. Ступай, не бойся, твоя просьба уже услышана. И не забудь вернуться, как разберешься со своими проблемами!

* * *

Те, кого крестьяне приняли за нечисть, быстро шли по оставленным полям. Они не уставали и не сбавляли темпа. Их создали для битвы. Если издали их еще можно было спутать с людьми, то вблизи они выглядели попросту уродливо: неровные кости и сухожилия выпирали из под кожи. На головах костяные шлемы, на ногах костяные же сапоги. Тем не менее это были живые существа — плод чьего-то воображения, порождение магии. Они шли убивать.

Поле спускалось по склону вниз, где между холмами был небольшой перелесок. Несколько деревьев были сломаны и свалены в кучу. Подобные мелочи не могли помешать Существам. Хозяин приказал им держать строй, они держали.

Раздался громкий хлопок, еще один, третий, четвертый… Воздух засвистел. Откуда ни возьмись большой чугунный шар треснулся о землю, разлетевшись на сотни осколков. Еще один сбил с ног нескольких. Шары падали повсюду, рассекая плоть, проламывая кости и отрывая конечности острыми осколками.
Существа были созданы для того, чтобы убивать, теперь смерть шла по их собственным рядам и каждый взмах её косы оставлял широкую просеку. Но кто? Как? Командир лучников судорожно осматривался вокруг, когда ядро разорвалось рядом с ним, оторвав ему правую руку, но пока левая была на месте, он указал на облако пара, поднимающееся из груды деревьев. Он еще стоял вытянув руку, когда следующее ядро прошло сквозь него, разорвав осколками на части. Те, кто остался в живых, ринулись вниз в перелесок. Выживших едва ли хватило бы и на один отряд. Град ядер прекратился, так что сквозь стоны умирающих было слышно пыхтение внизу. Деревья зашевелились, попадали и, набирая скорость, из завала выехала железная повозка с четырьмя головами. Бронепоезд отступал, набирал ход и даже Существам не под силу было догнать его.

В тот день сторожевая башня у деревни Реджил сдержала атаку неприятеля. Останки нападавших были доставлены в Каэр-Ниэн.

* * *

Город опустел. В паре мест были видны следы неудавшегося поджога. Нападавшие слишком спешили, чтобы сделать всё как следует. Внешние стены еще не были окончены, и враг мог придти снаружи, но когда Граф Дэвен увидел, что ворота верхнего города тоже открыты, его затрясло. Он со своим отрядом буквально ворвался внутрь, но и тут ни души. К замку!

Гвалт на мосту был слышен еще на дороге, идущей по контрэскарпу.
- Господин, не похоже, чтобы это были чьи-то войска. Я бы сказал, что это орава наемников.
- Построиться узким клином! За мной! Сбросим их с моста!
- На нас же только парадные доспехи!
- Но они-то об этом не знают! Не мешкать!
Когда задние ряды услышали топот копыт, перекрывший стук тарана они обернулись и увидели клин сверкающей конницы, несущийся на них. Большинство наемников, ведомые страхом, ринулись в стороны. Меньше чем через минуту ров наполнился плывущими и тонущими. Те, кто не сбежал, были сбиты и растоптаны. Крики и паника быстрее лесного пожара прокатились до самых ворот. Решетку уже поднимали. Навстречу своему господину из замка выступили латники, за их спинами орда городского люда ощетинилась кольями вилами и топорами. Дэвен не остановился посмотреть, как берут в плен последних наемников, он даже не замедлил ход коня.
- Разойдись!!! С дороги!!! Где она?!!
Толпа послушно расступилась. Он несся к цитадели. Ему навстречу спокойно шла госпожа Ирэн. Он соскочил с коня и схватил её в объятья.
- Цела. Цела! Ты в порядке! Хвала Творцу!
Она крепко обняла его в ответ.
- А ты вспотел. Пойдем, помогу тебе переодеться. Водички принесу.
Она повернулась и повела его домой, пряча лицо, чтобы никто не увидел её слез.

--------------------------------------------------------
Контрэскарп - внешний берег крепостного рва.
Барбакан - укрепление, в котором часто располагаются замковые ворота.
как выглядит барбакан

@темы: Истории других миров, история школьниц

10:15 

История школьниц

Когда Никола предложила мне поехать к ней в замок погостить, я согласилась, не раздумывая. Она обещала научить меня владеть оружием и не только. Тактика обороны укрепленного замка, женские премудрости и даже немного магии.

Выехали рано утром в экипаже — Никола побаивалась поездов. Сначала всё было в новинку, но вскоре я привыкла. Шел дождь. Карету качало и кренило. Состояние было сонное. Сырость проникала повсюду и я жалела, что сейчас мы не в удобном вагоне поезда. Первую половину пути мы почти не разговаривали. Редкие фразы, короткие диалоги. Напоследок дождь усилился и дорогу сильно развезло, иногда карете проезжала по таким лужам, в которых автомобиль засел бы наглухо. Ехать стали медленнее, а когда небо просветлело, экипаж сильно увяз и я предложила подтолкнуть. Стоило ступить на землю, как туфли были безнадежно испачканы. Да и шут с ними. Когда лужа выше щиколоток, такая мелочь как башмачки теряет всякий смысл. Кучер погонял лошадей, а мы уперлись спинами и толкали. Само собой, трудиться молча было невозможно. Так мы и начали болтать о всяких пустяках. Мне вспомнилось, как по дороге с дачи мы выталкивали папину машину. Карета была заметно легче и не кидалась грязью из под колес. Когда экипаж удалось сдвинуть с места, я не удержалась и плюхнулась в грязь, чему мы обе рассмеялись. Было мокро и холодно, но я уже настолько промокла и испачкалась, что стало все равно. Запасное платье и обувь нашлись в поклаже. Дальше до выхода на нормальную дорогу шли пешком. По пути попалась небольшая речушка. Я смыла грязь и переоделась. Никола развела костер, чтобы мне согреться. Зуб на зуб не попадал. Отогревшись и перекусив, мы снова двинулись в путь. С того случая мы стали подругами. Пожилая женщина, многое повидавшая в жизни, и я, совсем еще девчонка.

* * *

Дни для меня потихоньку потеряли старую окраску, и я уже не могла отличить пятницы от вторника. Примерно через неделю ко мне зашел Дэвен. Одет он был со вкусом, как обычно наряжаются к гостям, но не так вычурно. В руках у него был кувшин. Мы расположились в комнате, и слово за слово потек разговор.
- Мне бы очень хотелось узнать о твоем мире, как вы живете, чем занимаетесь. Особенно кто твои родители.
«Родители? С чего бы? Вдруг он хочет с ними познакомиться. С чего я волнуюсь? Успокойтесь, глупые мысли.»
- В моих родителях нет ничего особенного. Мама — учительница начальных классов, папа — водитель.
- Что значит учительница?
- У вас нет учителей?
- Учителя есть, но только учителя. В смысле, что все они мужчины.
- У нас много женщин-учителей. Мужчины редко идут на эту работу, а учителей нужно много.
«Ну вот разговор и ушел с личной темы. Почему от этого рождается маленькая грустинка? Я себя не понимаю.»
- Нужно много? Сколько же у вас учителей в городе?
- Смеешься? Я таких цифр не знаю, одних только школ больше двадцати, и в каждой уйма учителей.
- Ого… Эдак можно и крестьян учить начать.
- И крестьян учат. Всех учат с семи лет. Всеобщее образование.
Он сжал виски.
- Всеобщее образование. Я потрясен. Как такое возможно? Все равно, что провести газовое освещение в каждый дом.
- У нас в каждом доме электрическое освещение. Как у Дэйва в лаборатории.
- Ты рассказываешь мне о каком-то невообразимом мире…
«Значит его интересует мой мир, а я-то боялась, что...»
- ...Я бы хотел пока остановиться и обдумать всё, что ты сказала, если бы не… я слышал, что Дэйв закончил настройку врат и завтра ты отправляешься домой.
«...Нет, нельзя говорить таким грустным голосом.»
- Ну, это же только пробный заход. Я еще вернусь.
- Обещаешь?
- Конечно!
«Точно, я ему нравлюсь! А если он меня похитит? Сделает своей женой?! Нет, нельзя, я должна вернуться в свой мир. Так всем лучше. Так правильнее.»
- Тогда давай выпьем за это!
Он откупорил кувшин, и мы выпили. Напиток имел странный вкус, я бы даже сказала, что неприятный, но выказать это я не смогла бы, слишком я его уважаю.
- Спасибо, что приютил нас и позаботился.
- Пустяки. Думаю, что окажись я в чужом мире мне хотелось бы, чтобы со мною поступили так же.
«Да, попади ты в наш мир — боюсь худо бы тебе пришлось»
Повисла неловкая пауза. Даже в этой неловкости рядом с ним было уютно и надежно. Нельзя.
- Не уходи не попрощавшись. Я хочу оставить тебе что-нибудь на память.
- И я. Сейчас у меня ничего с собой нет, но я обязательно привезу.
«Как же хочется, чтобы у него осталось самое лучшее воспоминание. Я не останусь — так хоть что-нибудь...»
- - -
На следующее утро я с волнением вошла в лабораторию Дэйва.
- Я настроил место выхода согласно твоим воспоминаниям. Как я их понял. Не всё совпало, но ты сама лучше разберешься, тот это мир или нет.
Голос доносился откуда-то из-за шкафов с оборудованием, и я не видела говорящего. Что-то включилось, загудело. Завибрировал конденсатор магии, и только тогда из-за груды всякого хлама появился знакомый балахон главного инженера.
- Через минуту откроется проход. Вот тебе твой рюкзак, в нем модуль обратной транспортировки. Вот пульт, нажмешь на кнопку — вернешься обратно вон на тот постамент. Не нажмешь — через тридцать минут сработает автоматика и выкинет тебя сюда. Рюкзак не снимай ни в коем случае. Если условия окажутся непригодными — сразу сработает автоматика. Если снимешь рюкзак, возврат должен быть отложен до момента, когда снова наденешь, но это может не сработать, так что не снимай. Ну…
- Поехали.
Он взял меня за руку и подвел к порталу, который начал слабо поблескивать. Оборудование весило не намного больше школьных учебников в полном комплекте, так что не беспокоило. Сердце билось всё чаще. Что же я встречу там, на той стороне? Светлячки во вратах становились всё ярче, собирались к центру. Пространство задрожало, как от жара костра.
- Пора.
Я шагнула. Свет. Несуществование. Полет. Тело. Мое тело. Я в своем теле. Асфальт под ногами. Сухие листья.

* * *

Выбираем предмет для амулета. Первый эксперимент я проводила со своим старым плюшевым слоником. Прошло успешно. Но слона с собой не потаскаешь, нужно что-то более практичное. Может ручку взять? Вот эту, не помню, откуда она у меня. Слишком простая, самое то для амулета. Теперь сконцентрироваться на хорошем… думать о хорошем… о хорошем… Да что за! Не может быть, чтобы моя жизнь была настолько паршива. Когда я в последний раз была счастлива?… Джек? Нет. Он мне сейчас неприятен. Школьные успехи с помощью магии? Это весело, но не более того. Ничего в голову не идет. А вот этот эпизод совсем уж не к месту, хотя... Помню, как мы с ней в дождь засели в кафе. У нее не было денег, и я платила за обеих. Мы болтали о чем взбредет в голову, а за стеклами, искривленными потоками дождя, ходили люди. Ноги тогда промокли в туфлях, но было еще тепло, не то, что сейчас. Хоть на мгновение я тогда забыла о том, что было и будет, и поверила, что мы настоящие подруги. Мне так хотелось. Что это? Что это капает на ручку? Это я плачу? Нет, надо собраться, надо вспомнить что-нибудь веселое. Помимо моей воли энергия пошла в предмет, а я не сопротивлялась. Я плакала, но была счастлива. Потом я иссякла. Сильный вышел амулет.

@темы: Истории других миров, история школьниц

22:01 

История школьниц

Разбудили меня к обеду. На дощатом столе дымились две миски каши. Есть хотелось очень, и оттого запах манил нестерпимо. Алина дала деревянную ложку, и я приступила. За окном было солнечно и, наверное очень жарко. Робот ходил рядом. Будь он человеком, я бы сказала, что он хотел заговорить, но стеснялся. Потом все-таки начал.
- Координаты, в которых мы были... помечены как «Точка встречи».
Я думала: «Точка встречи с кем?» Я думала: «Как давно там лежит это тело? Есть ощущение, что очень давно». Я думала: «Ирэн и Кэтрин, совпадение?» Я спросила:
- Как думаешь, ваш командир и этот Дэйв были знакомы?
- Дату смерти я пока не определил, но телу явно больше десяти лет. Наш отряд был уничтожен около тридцати лет назад. Тридцать больше десяти, следовательно Командир и Дэйв могли быть знакомы.
- Ты же можешь узнать это из воспоминаний.
- Я уже запустил поиск по имеющейся у нас базе памяти. При текущей скорости чтения поиск займет не более 1.33 часа.
- А ты интересный чувак, — о присутствии в комнате Алины мы совсем забыли, - ты пытаешься узнать, что случилось. Это факт. Искусственный интеллект заботят вопросы его существования и познания окружающей среды, если не заложено иного. По крайней мере я бы иного в программу не закладывала. Ты хочешь найти знания, которые с очень малой долей вероятности повлияют на твою дальнейшую жизнь. Однако эмоции, воспоминания и отношение — важная часть развития личности. Без обид, брат, но я думаю, что ты — не совсем то, что мы обычно зовем роботом.
- Я хотел бы узнать это, но не помню ничего, что было до загрузки меня из поврежденной копии.
- Ты хотел бы узнать. У тебя есть мотивация узнать прошлое. Для человека нет будущего без прошлого. Машине прошлое безразлично, оно лишь причина нынешнего состояния. Это его единственная ценность. Я могу ошибаться, но я не верю, что ты — не человек.

Мы сидели еще какое-то время в тишине и каждый думал о своем, по крайней мере мне так кажется. Алина дышала громко и напряженно, видимо ей непросто далась эта речь.
- Результаты поиска готовы. Лично с командиром они не встречались, но жили в одно время. Есть некоторые данные. Зачитываю: «Дэйв — знаменитый ученый, открывший магическую энергию и способ её применения для перемещения между мирами. Открыл путь в мир 2 и, предположительно, в мир 3. Являлся основным конструктором Врат. Последний проект, над которым он работал — многофункциональный настраиваемый межпространственный портал.» О том, что он его открыл, нигде не говорилось, но то, чем мы пользуемся — это результат. О его установке на шлюпку знала наша команда и еще небольшой круг лиц.
- А потом шлюпку посчитали потерянной, а вместе с ней и прототип.
- Прототип №3 — так он зовется в воспоминаниях. Все исследования проводились Дэйвом в мире 2.
- Интересно, а можно ли как-то попасть в этот мир 2?
- Проанализировав описания мира 2 и сопоставив их с гармониками того места, откуда мы сбежали, полагаю, что это он и был. Должны быть и другие точки выхода, я буду искать их координаты.
- А я пойду ловить рыбу, - выдохнула Алина. - В смысле, что Петя всех приглашал на рыбалку. Идемте, сейчас к вечеру жара спадет.



Вода в озере была удивительно прозрачной. Мне разрешили отплыть от берега на лодке, и казалось, будто лодка висит в нескольких метрах над землей. Я удобно улеглась на носу и смотрела на проносящиеся облака, золотистые, розовые, пурпурные.
- Эй, систер, плыви сюда, у нас тут печеный фиш.
Над озером разносился аромат костра и жареной рыбы, и я стала грести к берегу.



* * *

Я лежала на кушетке и вспоминала тысячи разных мелочей. Вернее то, что для меня раньше было неважным, а теперь… Память ненадежная штука, понимаешь это, когда пытаешься вспомнить, например, очертания материков. Ты их сто раз видел на карте, но покажи чуть искаженный - и мало кто это заметит.
- Дэйв. А сколько вообще существует миров?
- Бесконечное количество, я думаю.
- А это вообще возможно, среди бесконечности отыскать именно то, что нужно?
- Есть такая теория, что новый мир рождается каждый раз в момент выбора одного из вариантов. Для того, чтобы представить грубо — ты можешь пошевелить сейчас пальцами, а можешь этого не делать. В любом случае образуется два мира, в одном ты это сделала, в другом — нет. Представила?
- Ну да.
- А теперь опустись на молекулярный уровень. Каждую секунду одна молекула совершает сотни и тысячи столкновений, от каждого из которых могут порождаться миры. Но во вселенной не одна молекула, а значит за то время, пока она совершит одно колебание образуется бесконечное количество миров. За одну секунду родится бесконечное количество таких бесконечностей. Вопрос на засыпку, их можно сложить между собой?
- Наверное нет.
- А если эта теория верна — то все они складываются. Что получится, если сложить бесконечность с бесконечностью?
- Э…
- Получится бесконечность, которая больше любой из предыдущих.
- Ты хочешь сказать, что бывают бесконечности большие и маленькие?
- Правильнее называть их множествами. Бесконечные множества.
- Круто! Я такого и не знала.
- Не страшно, поживешь узнаешь. Не важно. Это сложное вступление к простому вопросу, сколько миров образовалось с того момента, как ты ушла сюда?
- Э… дофига. Или даже дофига и больше.
- Так в какой из них ты должна вернуться?
- Не знаю. - Разговор меня начал беспокоить.
- Мы лишь очертим некоторое бесконечное облако миров, а дальше ткнем наугад. Это и будет твоим миром, по крайней мере одним из них.
- Но в остальных меня не будет! А как же мама с папой, бабушка?!
- Стоп, стоп, стоп! Мы ведь тоже не в единственном экземпляре. Бесконечное количество нас совершит выбор методом научного тыка и попадет в разные миры.
- А если в один и тот же?
- Теоретически должно произойти что-то странное, может даже страшное, но знаешь… мы уже много раз ходили в свой мир и обратно, и ничего такого не произошло. Это повод задуматься, верна ли теория.
- Наверное это успокаивает, хоть и немного.
- Время обедать — ты сходи, а я пока еще поработаю. Это так прекрасно не зависеть от еды или усталости.

А я уже начала привыкать к местной жизни. Или мне так казалось. Меня посадили неподалеку от лорда Дэвена; хотя пообщаться нам так и не удалось, я чувствовала его дружеское расположение. Весь обед он решал разные вопросы людей, которые приходили к нему со своими нуждами. После обеда наши хлебные тарелки снова собрали и унесли. А потом я случайно увидела, как их раздают людям в лохмотьях, собравшимся у ворот. Вот, значит, почему их нельзя есть, это для нищих. Пожалуй я должна кого-то благодарить за то, что оказалась здесь, иначе я бы даже не догадалась, где и как попросить пропитания. Я вернулась в лабораторию и продолжила отвечать на вопросы нашего ученого, а перед глазами всё стояли те люди за воротами. Я не знала, как к этому относиться.
- А если мы ошибемся и я попаду не домой?
- Я продумаю и способ возвращения, так что, если мы промахнемся, я смогу, согласно новым данным, отделить часть множества, так что диапазон поиска будет всегда уменьшаться почти вдвое, пока мы наконец не найдем то, что нужно.
- Успокоил. Давай дальше.
Долго отвлекаться нельзя. Я должна это сделать не только ради себя. Однако сбивала мысль, что на следующей неделе так активно поработать не получится. И приближение ЭТИХ дней меня не на шутку пугало. Что в таком случае делать здесь? Как себя вести? Спрашивать местных совсем страшно. Может Дэйв что-нибудь знает?

* * *

Ночь. Форум по оккультным и мистическим практикам. Всё это на восемьдесят процентов состоит из воды, думает Рита. Как из этого потока бессмысленных суеверий, чьей-то паранойи или сильно разыгравшейся фантазии вычленить крупицу смысла? Она билась бы головой об стол, если бы не мама, спящая в соседней комнате. Мама… чтоб ей спалось.

Личное сообщение. Кто таков? В первом же письме кадрить не пытается — уже хорошо. Великим магом себя не выставляет, что тоже добавляет доверия. Посмотрим, что ты, дружок пишешь в других темах. Хм… судя по всему, ты сам ищешь. Раз так — добро пожаловать в клуб ищущих. Она быстро пишет ему ответ, где предлагает обменяться имеющимися знаниями. Ночь так тиха, что слышно, как щелкают клавиши сверхмягкой клавиатуры. Клики мышкой кажутся пронзительными. А теперь спать.
- - -
Встретиться лично пока не выходило, он большую часть времени проводил в Москве, но встречу устроить все-таки получилось через месяц на Площади Победы.
- Здравствуйте, извините, это не Вы — моя знакомая с форума?
- О, привет, присаживайся. Я Рита, а тебя как звать?
- Артем.
Артем был высоким, немного нескладным парнем с темно-русым шухером на голове. Что ей в его внешности понравилось — так это очки-рыбки, они ему очень шли, хотя и выглядел он в них ботаником. На первую же встречу он притащил распечатки по какой-то дыхательной методике, позволяющей открыть небольшой энергетический канал для начинающего. Рита в качестве ответного жеста показала пару простых вещей, которым научилась, пообещала и его научить, если получится.
- Слушай, меня интересуют способы запасать энергию. Слышал о таком?
- Амулеты. Сейчас у меня ни о чем таком нет, но как-то натыкался. Поищу.
Потом они разговорились об амулетах, о чем-то бытовом, о том, какие у кого учителя в школе, о том, что Площадь Победы представляет собой огромную пентаграмму и можно будет, если понадобится, этим пользоваться, и прочее, и прочее. Он умел рассказывать так, что это было интересно. Осень подкинула тогда один из последних теплых деньков. Листья почти облетели, и яркое солнце лилось сквозь голые кроны деревьев. Так, плывя по опавшей листве, они и дошли до дома.
- А давай организуем магический орден.
- Было бы круто. Я бы хотел орден. Будем защищать мир от сил зла.
- Для этого надо самим прокачаться и еще адептов набрать. А пока — для защиты самих себя.
- Ну да, себя защищать надо. А как назовемся?
- Давай каждый подумает и напишет свои варианты, лучший выберем.
- Давай. Ну ладно, пока.
- Счастливо.
Отчего-то, пока она бежала по лестнице, ей было легко и хорошо, а часть этого настроения осталась и после.



@темы: история школьниц, Истории других миров

10:57 

История школьниц

Сенат шумел. Вести о разгроме имперских войск взбудоражили всех. За возбужденностью, возмущением, негодованием каждый скрывал искорку страха. Джехэнджир был мастером раздувать пламя из искры. В общем, заседание прошло крайне успешно. Теперь, когда атака собственным маленьким флотом с треском провалилась, нужно было действовать иначе. Речь для выступления на следующем заседании он готовил тщательно, подбирая каждое слово, продумывая интонации и громкость. Он должен был завладеть аудиторией, разжечь их страх и ненависть, направить мысли сенаторов в военное русло, предложить увеличить военное присутствие на Альбионе, даже передать под командование имперских войск пару своих военных лагерей, а на закуску предложить на должность главнокомандующего главу оппозиции. Разумеется, новая усиленная армия продолжит терпеть поражения от хорошо вооруженных и подготовленных повстанцев. А потом… потом в дело вступит он сам, укротитель мятежа, разгонит никчемный сенат и поведет за собой народы.
На землю его вернул стук в дверь.
- Войдите.
- Милый, чем занимаешься?
- Строю козни.
- Хум. А тебе еще долго? Когда мы вернемся домой?
- Сейчас мне не до тебя, у меня выступление в сенате.
«Вот и спи со своим сенатом!» - Подумала Рита, а вслух сказала:
- Ну ладно, как хочешь, — и вышла. Остался только скрип пера по бумаге.
Настроения своей супруги Джехэнджир не почувствовал, его мысли были заняты тем, как же повстанцам удалось взять Каэрниэн без потерь. Быстро, без суеты и разрушений, будто бы штурмующие знали какую-то тайну, о которой он сам не догадывался.
Рите уже давно было скучно. Супруг потерял к ней интерес. Теперь она была просто в ярости от пренебрежения к себе как со стороны Джека, так и его друзей. Один из них, особенно жирный и уважаемый, даже попытался облапать её в отдаленном уголке поместья. Если бы она не открыла для себя чары, скручивающие все тело страшной болью, — возможно не только облапал бы. «С*чка проклятая, гребаная ведьма,» - слышала она себе вслед от корчащегося на земле человека, больше напоминавшего свинью.
После этого вечером была выволочка от Джека, что она, дескать, распугивает его почетных гостей. Обида скрутила её душу. Что она должна была сделать? Подчиниться? Нет, от одного только воспоминания о пальцах этого толстяка, касающихся её талии, Риту мутило. Целый день после того случая буря эмоций переворачивала всё внутри, а потом преобразилась в тихую спокойную ненависть к Джеку. Теперь, когда он в очередной раз от нее отмахнулся, она просто переоделась в то, что больше подходило школьнице начала двухтысячных, и направилась к порталу. Кольцо, обеспечивающее магическую подпитку, было у нее с собой.

* * *


Вечернее платье мне нравилось, с прической я смирилась, но что оказалось на самом деле большой неприятностью, так это обувь. Оказалось, что здесь туфли, правая и левая, не отличаются ничем. Понятно, почему в средневековье все со всеми воевали: когда правая твоя нога засунута в левый ботинок, а левая в правый, злость на весь мир неизбежна. Однако я держалась как могла.
Мне провели краткий курс хороших манер, но с первого раза я не запомнила и половины, хотя и прилагала все усилия, остающиеся от борьбы с обувью.
Изабель проводила меня вниз на лужайку. Заверения в том, что идя прямо по коридору и потом направо заблудиться я не смогу, не действовали. Стоял теплый вечер, хотя с озера и тянуло прохладой. Со стороны острова стены были невысокими, всего в один этаж, а в некоторых местах вовсе чуть выше пояса. В таких местах можно было услышать, как на берегу поют вечерние птицы. Пир уже приготовили. Стол ломился от всяческих яств, царствовал над которыми фаршированный поросенок. Из напитков подавали только вино разного вида и ничего больше; к счастью я заметила, как некоторые просят разбавить его водой, и решила поступать так же. Получилось вполне вкусно. А вот еда оказалась очень странной. Я бы сказала, что на мой вкус она была слишком пресной, много жирного мяса, разнообразные блюда из птицы, а рыбы, похоже соревновались друг с другом в костлявости. И поросенок, и многие другие блюда подавались с яблоками, других фруктов мне не встретилось, а вот ягоды были в изобилии: вареные, соленые, маринованные, всех сортов и видов. С тарелками из черного хлеба, называемыми тренчер, к счастью, мы уже познакомились и были предупреждены, что есть их не следует, а хлебом для господ считался белый хлеб. Нас считали господами или чем-то вроде того. Если бы я задумывалась о фигуре — то невозможность питаться как хочешь усугубила бы эффект неудобной обуви и хороших манер, но, к счастью, подобные вещи меня не заботили. Катя, похоже, о фигуре все-таки задумывалась, но стоически терпела, и я подумала, что, как только разбогатею, поставлю ей памятник. А вот про вино она, похоже, не знала. Я хотела, было её предупредить, но тут меня начали знакомить с различными людьми и я потеряла нить собственных мыслей. Никого из представленных мне не удалось запомнить с первого раза. Позже их имена перестали быть для меня пустым звуком, но это позже, а пока имена, звания и титулы свалились в одну беспорядочную кучу. Здесь собрались правители и правительницы различных областей, названия которых для меня пока еще тоже ничего не значили. Голова шла кругом. После того, как все немного посидели за столом, мужчины начали устраивать разные игры и состязания преимущественно в стиле «победи всех и получи платочек». Катя возмущалась тем, что её не пускают помахать мечом. Кажется, с предупреждением относительно вина я чуть-чуть опоздала. У окружающих было хорошее настроение, и никто не решился ей противиться, ей дали деревянный меч в надежде, что удастся утихомирить её в первом же бою. Не тут то было. Катя решительно и бесцельно размахивала мечом так, что даже стоять поодаль было не по себе. Каждый раз, когда противник пытался к ней приблизиться, он оказывался осыпан градом самых неожиданных ударов. Что и говорить, трудно биться с противником, который непредсказуем для себя самого. Впрочем, долго это не продлилось - в конце концов Катя выбилась из сил, споткнулась, чуть не упала и сдалась.
- А твоя подруга — крепкий орешек, - ко мне подошла пожилая дама, — Какая решительность. А вот тренировки явно не хватает.
- А женщинам можно заниматься воинским искусством?
- А кто запретит? Мужчины? Пусть только попробуют, и будут иметь дело с Николой де Хайе.
- А кто она?
- Комендант порта Линдум. То есть я.
- Простите, я не сразу запомнила, кого как зовут.
- Да и не страшно, милочка. Я понимаю, для Вас всё это — новшества. В мои годы новшества уже представляют некоторое неудобство.
- А Кате, думаю, было бы интересно потренироваться в самозащите.
- Похоже, что сейчас ей больше нужно придти в себя. А потом я пришлю ей приглашение в наш порт. Там и хорошего учителя подыщем. А то так всю жизнь и будет ходить с провожатым. Пойду распоряжусь, чтобы её привели в чувство.
Начало темнеть, и слуги зажгли факелы. Кто-то продолжал звенеть мечами в танцующем свете, а наши знакомые собрались кружком и что-то обсуждали. Мне стало интересно, и я подошла поближе. Прислушалась.
- Если наполнить паруса водородом, то грузоподъемности хватит для установки трехсотпятимиллиметровых бомбард.
- Но если противник будет использовать зажигательные снаряды…
- Да, водород опасен, но если бы мы могли его защитить...
- Покройте паруса броней, и они потянут корабль вниз.
Я присмотрелась к эскизу и через некоторое время поняла, о чем речь. То, что они называли парусами, на самом деле было чем-то вроде закрепленных на мачтах продолговатых дирижаблей.
- Простите, господа. Возможно я скажу что-то глупое, но почему бы не использовать жесткий парус, из которого просто выкачать воздух? Ну то есть сделать прочный металлический корпус с вакуумом внутри.
- Миледи, но в таком случае вес этой конструкции даже с вакуумом будет тяжелее воздуха.
- Даже с учетом действия на эту конструкцию антигравитационного поля?
- Хм. Невозможность постройки вакуумного дирижабля была доказана настолько давно, что использование в нем антигравитационного поля не могло учитываться. А если так… - Дэйв на секунду замер. - Я выполнил приблизительный перерасчет, так что даже при использовании пятидесяти процентной антигравитации на простой жесткий каркас, удерживающий частичный вакуум мы получаем подъемную силу… вполне достаточную для удлинения стволов орудий на двадцать пять процентов, что должно повысить точность. Однако вопрос защищенности паруса остается актуальным. Возможно у нашей гостьи из иного мира есть какие-то идеи?
- Ну… Я плохо знакома с тем, что у вас используется. Но то, что читала о технологиях великой отечественной запросто перескажу, я по этой теме большой реферат писала.
Дальше мне устроили блиц-зкзамен по военным технологиям нашего мира. Правда в отличие от обычного экзамена здесь меня слушали с раскрытым ртом. А я говорила про самые простые вещи, такие как самолеты, танки и реактивные двигатели. Дэйв делал записи прямо на эскизе и в итоге заполнил всё свободное место.
Потом Дейв много расспрашивал меня об истории нашего мира, а я была счастлива, что не нужно стоять на ногах. А потом он заключил:
- Похоже, что ваш мир гораздо более нашего подвержен войнам. Возможно, это из-за того, что он более населен. Скажи, а как вы справились с гигантами? У вас не было гигантов? Вы о них ни слова не сказали. Огромные существа, населявшие всю землю. Здесь их, похоже тоже нет.
- А ты можешь нарисовать хоть одного?
И он изобразил и одного, и другого, и третьего. Прутом на земле. Даже при свете факела я их легко узнала:
- Так это ж динозавры! Они вымерли давным-давно. Никто не знает, из-за чего.
- Вот значит как. Из-за жестких природных условий люди у нас были более разобщены. Даже когда все области дикой природы удалось преодолеть и мы наладили контакт между разными анклавами, война с условиями окружающей среды все еще была важнее и результативнее войны с себе подобными. К первой серьезной войне мы были слишком развиты. Так что кому из нас больше повезло — это еще вопрос. Я полагаю продолжить наши увлекательные беседы завтра, Вы, похоже, слишком устали. Я провожу Вас.
- Не беспокойтесь, главный инженер. Я сам провожу свою гостью. Простите, что невольно подслушал.
Лорд Ниэн подал мне руку, и мы пошли. Он рассказывал о жизни в замке, о том, что происходит вокруг, а я, наконец, могла замолчать. Мне, наконец, было спокойно.

* * *


В полутьме ночного бара грохотала музыка. Девушка у стойки медленно потягивала коктейль, рассматривая входящих. На пальце поблескивало кольцо, выглядящее очень необычно, будто бы язык пламени застыл в золоте. Денег у девушки было немного, поэтому удовольствие и время приходилось растягивать. Вошел очередной посетитель, она его осмотрела. Не тот. Договорились, что он будет в красном. Опаздывает уже на пятнадцать минут. Дверь снова открылась, и в бар вошел молодой человек в красной кожаной куртке. Высокий, стройный, каштановые волосы чуть выше плеч расчесаны с пробором и любовно приглажены. На лицо он был довольно миловидным. Он окинул толпу веселым поверхностным взглядом, приветственно махнул рукой, даже несмотря на то, что для этого пришлось на какое-то время вынуть её из кармана, и подошел к стойке.
- Привет, я Тема. Можешь звать меня Тьма.
- Рита. - «Как-то не похож этот форумный знакомец на практикующего мага, слишком уж миленький. Ну да ладно, дело есть дело.» - Ты и правда давно практикуешь? Что умеешь? Я хочу учиться … мастерству.
- Я много чего умею. Научу всему. С чего начнем? - Его игривый взгляд недвусмысленно рассказал о том, с чего бы хорошо начать.
- Я бы хотела начать с того, как запасать энергию.
- Ну, в этом я не силен. Зато просто волшебник по другой части. Я бы тебе посоветовал начать с тантры.
- Успокойся, я несовершеннолетняя.
- Блин, че ж ты раньше не сказала?!
- Это что-то меняет?
- Я б тогда с тобой сразу связываться не стал.
- Ясно, пока.
- Да ладно, че ты, оставайся, потусим.
Рита ответила таким взглядом, в который вложила все свое снисходительное презрение, а затем развернулась и быстро вышла, отчаянно стараясь не хлопнуть дверью.
Вот же первый блин, думала она, мачо хренов. Такому я сама тебя поучить могла бы, если б не противно было. Но учителя магии найти все же надо. Завтра после школы сразу этим и займусь.

--------------
Никола де Хайе - прототипом послужила Никола де ла Хей - комендант замка Линкольн, шериф Линкольншира, несколько раз отбивавшая атаки франков, а когда её захотели сместить - и своих тоже. Так её и оставили шерифом.

Линдум - старое название Линкольна.

Порт - портом называли не только морские порты, но и крупные торговые города, обладавшие правом чеканки монеты.

@темы: Истории других миров, история школьниц

11:56 

История школьниц

Мне стало не по себе, когда мы вышли из вагона. Совершенно чужие в этом мире, однажды заблудившись, мы можем пропасть навсегда. Я вцепилась в рукав Дэйва, он заметил это и обернулся.
- Просто я испугалась потеряться.
Он молча взял меня за руку. Вокруг сновали рабочие с тюками и ящиками, встречающие, провожающие, служащие поезда. Суета. Пахло дымом, мокрым железом и потом. От ворот замка раздался звук трубы, и люди вокруг куда-то заспешили. Вскоре мы остались на платформе почти одни, а по дороге приближался отряд рыцарей в доспехах начищенных до блеска. Курт указал на них и объяснил, что это личная гвардия графа. Гвардейцы выстроились в две шеренги от спуска с платформы, образуя живой коридор, на другом конце которого, уперев руки в бока, стоял джентльмен в белом камзоле и красной широкополой шляпе с пером такой величины и пышности, что, не приглядываясь, можно было бы принять его за куст.
- Курт Кейси! Вы и Ваши спутники, немедленно подойдите сюда.
С каждым шагом вперед мое сердце билось всё чаще, и, когда мы подошли к лорду Ниэну, оно буквально, выпрыгивало из груди. Что-то сейчас будет.
- Где! Мой! Корабль! - гаркнул человек в белом, затем замахнулся, чтобы ударить, и… вдруг сорвал с себя шляпу и бросился в объятья капитану.
- Курт! Живой! Здоровый! Ну и напугал ты меня. Больше никогда, слышишь, никогда не смей погибать. Я тут места себе не нахожу. Нам с тобой еще рано помирать, даже героически. Ни жен, ни детей. Дружище! Вы же устали с дороги. Идем в замок. Сегодня вечером прием, когда мы будем официально друг другу представлены, но может быть ты нас предварительно, так сказать, познакомишь?
Капитан представил нас с Катей лорду и тот, сняв шляпу, глубоко поклонился. Затем граф был представлен нам и мы, переглянувшись, попытались скопировать поклон. Получилось не очень похоже, но Девен сделал вид, что не заметил этого, дружески улыбаясь.
Солнце клонилось к западу, очерчивая силуэты скал за рекой. Холмы на востоке лучились сочной зеленью, и железная дорога полосатой змейкой извивалась посреди них. Паровоз за спиной протяжно вздохнул. За недостроенной стеной замка впереди виднелся городок.
- Все больше людей съезжается в нашу благополучную провинцию из графств, больше пострадавших от войны. Еще недавно это был одинокий замок на холме у устья Авон. Сейчас мы строим уже нижний город. Я не уверен, что мы всё делаем правильно. Курт и Вы, главный инженер, я хотел бы обсудить с вами планы. Кроме этого нам предстоит строить новый корабль. Он должен стать лучше прежнего.
В городке строительство и в самом деле шло полным ходом. Как на любой стройке тут было грязно и шумно. Верхний город, напротив, встретил нас удивительной тишиной. Он начинался с лесистого парка в тенистой прохладе под стеной. Да и оставшаяся часть была заполнена зеленью, из которой вырастали высокие каменные дома, шпили башен и колокольни церквей.
- А теперь все в мою резиденцию. Прошу внимания, это рукотворное озеро.
- Тебе все-таки удалось наполнить его водой? - отозвался Курт.
- Мои инженеры не зря едят свой хлеб.
Из озера поднимался островок с замком. Замок выглядел гораздо старше, чем здания верхнего города. Весь он походил на старого гнома, приземистого и крепкого. Мост казался удивительно длинным и напомнил мне каменный мост в моем родном городе. Я невольно вздохнула, и мои мысли тут же были прерваны.
- Юные леди, насколько я понимаю, вы попали к нам случайно и не думаю, что вы захватили с собой бальные платья. А посему я распоряжусь, чтобы вам помогли подготовиться к приему сегодня вечером. Если вы не возражаете.
- Не возражаю.
- И я не возражаю.
- Вот и прекрасно.
Внутри замка был обширный газон, на котором сейчас многочисленные работники раскидывали шатры, ставили навесы и сооружали еще какие-то непонятные мне конструкции. Пестрые ткани радовали глаз. На заднем фоне, будто бы возвышаясь над всем этим великолепием, стояла цитадель, строгая и основательная. Служанки проводили нас в наши комнаты в правой стене, где уже ждало такое великое множество платьев, что даже Катя растерялась. Когда приступили к прическе, маета с платьями показалась приятной мелочью. Сошлись на чем-то, что мне показалось слишком сложным, но приемлемым, а служанка посчитала простоватым, но терпимым. Изабель, девушка, которая была ко мне приставлена, все ворчала, что мои волосы слишком короткие и что как это так вообще женщине стричь волосы. Из соседней комнаты доносился Катин голос: «Вы что, хотите, чтобы я ЭТО сделала со своими волосами?! Со своими любимыми прекрасными волосами?! Оставь челку!!!»
В дверь постучали.
- Это Дэйв. Прошу позволения войти.
- Конечно же входите. Простите, мне сейчас делают прическу, так что не могу подойти к двери.
- Не беспокойтесь, я сам.
- Присаживайтесь.
- Я хотел бы продолжить наш разговор, который мы начали в поезде. Позвольте узнать, долго ли Вам еще?… Дорогая Изабель, не будь я из металла, ваш взгляд немедля испепелил бы меня.
- Такую кутерьму на голове любая селянка в поле накрутит, а уж я-то сейчас закончу. И где только такие родятся. Волосы неряшливые, одежка мужицкая, а манеры… Чуть без провожатого от меня не сбежали. А то не знают, что бывает с теми, кто без провожатого ходит. Да небось и сами хотят, а то уж лето-другое и в старых девах ходить. А кто их таких замуж возьмет, скажите мне.
- Будь я человеком — я мог бы.
- Ну вы , понятно, народ странный. А нормального мужика им не добыть.
- Леди Ирэн и Кэтрин наши ценные гости из одной очень-очень далекой страны. Будьте с ними повежливее, полагаю, что многих наших обычаев они не знают.
- И сказок у них не рассказывают. Про красную шапочку.
- Про Красную шапочку читают.
- Тогда не понимаю я, как Вы так ходите без провожатого. Леди.
Я не поняла, о чем она, но решила не возражать.
Пытка одеванием закончилась, и Дэйв увел меня. Мы прошли через луг к цитадели, потом внутрь, по каким-то коридорам и лестницам. Я довольно быстро потерялась, но однозначно поняла, что мы спустились глубоко под землю. Было тихо, прохладно, немного сыро.
- Я покажу Вам свою лабораторию.
В темноте Дэйв зажег свечу.
- Вы пользуетесь свечами?
- Обычно — нет, я прекрасно ориентируюсь в пространстве и без света. Свеча для Вас, миледи. Мы на месте. Лорд Девен весьма умный человек, он понимает, что не всякое знание, которым обладаем мы, полезно им, поэтому позволил мне обустроиться здесь и хорошенько спрятать мои исследования от чужих глаз. - Рассказывая это, мой собеседник повернул какой-то вентиль, послышалось шипение выходящего воздуха, а через несколько секунд часть стены отодвинулась, открывая железную дверь с замком. Внутри Дэйв включил электрический свет и запер вход. Описать увиденное я бы не смогла, но если вы способны представить себе обширный зал, с сотней различных приборов и механизмов, назначение которых вы либо не знаете вовсе, либо представляете весьма отдаленно — это было оно.
- Присаживайтесь, извините, все стулья жесткие.
- А можно рассмотреть, что у Вас тут?
- Рассказывать обо всем слишком долго, но я вполне могу показать пару вещей, над которыми работаю сейчас. Однако прежде нам нужно кое-что обсудить. Как вы думаете, что я такое?
- Смотря в каком смысле. Ну робот…
- Не совсем верно. Я скорее киборг. Я — не искусственный интеллект, я — разум заключенный в искусственное тело. Понимаете разницу.
- Кажется — да. Я люблю фантастику и встречала похожие идеи. Правда в нашем мире это только идеи. Воплотить это пока никто не смог.
- Прекрасно. Как давно я хотел, чтобы кто-нибудь меня понял. А еще я, как и вы — заблудившийся странник, ищущий дом. Один из последних представителей своей цивилизации.
- А почему Вы в теле робота?
- Память о тех временах я частично потерял. Точнее есть что-то, что мешает мне вспомнить. Я помню себя ребенком, юношей, мужчиной. Помню свои занятия наукой, моих родителей… А потом я в теле робота, так же как и еще несколько тысяч человек в моем мире. Пустые брошенные города. Еще помню, как вымирали последние живые виды на моей родине. Причиной произошедшего были мы сами. Если я правильно понял, то произошла война. Каждый показал всё, на что был способен. Неисчислимое количество мегатонн ядерных зарядов страшно разогрели атмосферу, а пепел в верхних слоях перекрыл солнечный свет. Парниковый эффект и недостаток света. Но это еще не всё. Начался голод. Чтобы удовлетворить потребность в пище начали активно модифицировать гены растений. Я в этом не сильно разбираюсь, но это как-то было связано с вирусами. Результатом стали новые, а стало быть неизлечимые болезни и бесплодие. Человечество было обречено. Тогда группе ученых, объединив усилия, удалось создать СХОС — системы хранения и обработки сознания. Искусственное тело было делом техники. Мы перестали быть нормальными живыми существами, но нам удалось хотя бы сохранить разум. Через несколько десятков лет по миру прокатилась волна самоубийств. Многие, очень многие не смогли так жить. Я в это время был занят своим экспериментом. По некоторому стечению обстоятельств волна определенной частоты поглотила неизвестный мне до того вид энергии, порожденный вспышкой на солнце, и открылся портал. Так я оказался здесь. Позже мне еще несколько раз удалось открыть проход в мой мир. Десятки наших людей переселились сюда. Жизнь на родине стала невыносима. Переселенцы решили уберечь, если сможем, этот мир от того же конца, что и наш. Сделать его своим вторым домом. Я прошу и Вас, Ирэн, и вашу подругу Кэтрин присоединиться к нашему братству. Братству и сестричеству.
- Вы меня шокировали. Мне надо подумать. То, что Вы предлагаете выглядит разумно, но я не уверена, что получится.
- Никто не уверен, но мы постараемся.
- Ну… постараемся.
- Благодарю. А теперь обещанная экскурсия. И первый экспонат моего музея — прототип межпространственных врат. Он еще не закончен, но открывать проход в мой мир получается уже довольно стабильно.
- Ва!.. - До того момента я думала, что эта конструкция просто поддерживает свод зала.
- И по этому поводу у меня есть к вам предложение. Вы расскажете о своем мире, и мы попытаемся отыскать дорогу туда.
- Да! И мы вернемся домой! Здорово! - у меня даже дыхание перехватило.
- А вот это — машина, способная перенаправлять магическую энергию.
- Магическую?! Вы верите в магию?
- Я ученый и верю в то, что вижу. А вижу я некую энергию, способную менять мир. Я вижу здесь людей, которые умеют этим пользоваться, я назвал это энергией магии. Логично?
- Логично! Но звучит совершенно невероятно. Магия существует...
- Иначе как бы вы попали сюда? А вот антигравитационная платформа. Она пока снижает вес только на 63%, но этого уже достаточно для создания летающих кораблей. Я планирую повысить её КПД. Что самое важное — она достаточно экономична, чтобы питаться от современного этому миру генератора. А это — станок для обработки металла. Их пока очень мало, но как раз на них делаются лопасти для паровых турбин электрогенераторов. А вот тут…
- Простите, что перебиваю, но сегодня вечером прием, а мне нужно еще немного отдохнуть. А еще с Катей поговорить надо. Можете меня проводить обратно?
- О, конечно! Простите, я совсем заболтался и позабыл о времени. Разумеется я Вас провожу.
- А лорд Девен знает о заговоре?
- Он — один из участников. Один из основных участников.
- Тогда, пожалуй, я согласна.

@темы: история школьниц, Истории других миров

10:48 

История школьниц

-Господин, для Вас срочное донесение.
Джехэнджир не любил, когда его тревожат, когда кто-то вторгается в его планы, но срочное есть срочное. Он вырвал конверт из рук гонца.
«Три корабля, которые по Вашему личному указанию перемещались в тайные места Альбиона, не вышли на связь в условленное время. Объекты 16,18 и 25 в заданную дислокацию не прибыли.»
-Джек, что с тобой?
Он смял листок. Потом снова развернул, перечитал еще раз снова смял. Рита смотрела на него недоуменно. Впервые в жизни она видела его таким растерянным. Впрочем, это была минутная слабость. Он развернулся и ушел, практически убежал. Она снова осталась одна. Что ж, не привыкать.

С вечера KHC-548 ушел порталом разведать, куда ведут добытые координаты. Мы с Евой остались одни.
- Завтра снова в путь.
- Слушай, а нам обязательно идти всю дорогу пешком? Должны же тут быть какие-нибудь лошади, повозки или что-нибудь еще.
- Я не думала, что ты так быстро устанешь от нашей прогулки. Лошадей нет, есть верховые пауки, но ты просила их тебе не показывать.
- Да, на пауке ехать не хотелось бы. Машину бы сюда.
- Машину? А ведь пара моих друзей собирала паровую машину. Кажется на прошлой неделе она даже двигалась. Я загляну к ним и попрошу, чтобы они тебя подвезли.
- А ты?
- Я — своим ходом. А ты с новыми людьми познакомишься, развеешься немного.
- И много у вас на острове всяких механизмов?
- Ну, с механизмами тут туго. Есть обломки старинного корабля в руинах города — их можно не считать. Есть тот странный паровоз, который собирают Петя с Алиной. Они местные, в деревне живут. Еще во время одного из путешествий по мирам адмирал, которому мы помогли, подарил нам небольшой космический корабль. Правда что-то я сегодня этого корабля на месте не видела. Вот и всё, что у нас есть.
- Вау! Космический корабль! Вот было бы здорово прокатиться.
- Ха-ха! Значит путешествия по мирам тебе мало? И летающего острова недостаточно? - рассмеялась Ева, а я смутилась. - Сейчас еще трудно сказать, как сложится будущее, так что ничего обещать не буду.
Я легла на траве, расслабилась и не заметила, как сон взял верх.
Разбудил меня громкий гудок. Рядом со мной на траве стояла и пыхтела странная конструкция. Паровой автомобиль напоминал подводную лодку на широко расставленных колесах, если, конечно, подводная лодка может быть сделана из фанеры, оббитой жестяными лентами.
- Скорей залезай, пока котел не остыл! - крикнул кто-то, и я послушалась. Открылась дверь, или правильнее сказать — откинулась крышка люка сбоку. Я забралась внутрь по лестнице из скоб. Робот был уже внутри и что-то рассматривал. Наверх, обвиваясь вокруг железного шпиля , шла винтовая лестница. Слева была кабина, полная всяких приборов, ручек и рычажков. Молодой мужчина в кресле водителя обернулся и приветливо помахал. Я ответила тем же.
- Привет — донеслось сверху. - Давай сюда.
Я посмотрела туда, откуда меня окликнули, но увидела лишь мелькнувшие в проеме люка светлые волосы. Я поднялась. Наверху оказалась округлая площадка, огороженная перилами. Я немного оступилась, вылезая на платформу, и девушка неожиданно крепко схватила меня, не давая упасть.
- Ну что же ты, герленыш, держись, не теряйся. Как тебя, Настей звать? Ева сказала. Отсюда клевый вид, прокатимся с ветерком. Держись крепче.
Потом в трубу, уходящую вниз в крышу кабины трубу она скомандовала: «Петя, трогай!»
Утреннее солнце цвета акациевого меда слепило в глаза сквозь кроны деревьев и заставляло часто моргать, отчего картина происходящего виделась еще более нереальной. Мы выехали из леса и я не могла оторвать глаз от сочной зелени лугов, проплывающих мимо.
- Как тебе наша телега? Настоящий сухопутный пароход.
- Да, круто. Это вы сами всё сделали?
- Не удивляйся. Чем еще заняться, если ты всю жизнь проработал инженером-конструктором. Сейчас здесь у меня есть всё, чего я бы только хотела. Вот и занимаюсь свободным творчеством.
- Здорово. Вот бы мне так.
- Ну, ты ж небось еще в школе? Хочешь сказать, что уже нашла свое дело? - я помотала головой.
- А в вашем мире тоже есть школы?
- Мы с тобой почти земляки. В смысле из похожих миров. Я сразу поняла.
- А может из одного и того же.
- Не, - вздохнула Алина, — нашего мира больше нет.
- Ой, прости. Его захватили демоны?
- Хуже. Люди. А что человекам в руки попало…
- А мне кажется, что хороших людей все-таки много.
- Возьми каждого человека в отдельности — он хороший. А как соберемся толпой — ходим и гадим.
Потом мы говорили еще о чем-то, а машина, пыхтя, катилась вперед по дороге и ветер трепал Алинины потрясающе длинные волосы. Из-за ветра разговаривать было трудно, приходилось почти кричать. По речам она казалась мне странной, необычной, но стоило посмотреть ей в лицо, увидеть её улыбку, веснушки, немного грустные зеленые глаза, и я начинала ей верить. Чувствовалось, что она во многом разбирается.
- А вот и наш флэт, можешь вписаться у нас, если больше негде.
- Могу что?
- Пожить у нас.
- Было бы здорово. Если Ева разрешит.
- Заметано, сестренка. Ева разрешит.
Так я поселилась в деревушке на берегу огромного озера. Петя грозился взять меня с собой на рыбалку, рассказывал, что в разных местах тут водится разная рыба. После обеда я попросилась отдохнуть и меня проводили в маленькую комнатку с кроватью. Кровать была единственным, что мне было нужно в тот момент. Однако стоило немного придти в себя и успокоить мысли, как в комнату вошел KHC со свертком в руках.
- Я принес защитный костюм. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной. У меня есть находка, она не здесь, надо идти через телепорт. Чтобы тебе находиться в том месте надо надеть защиту.
- А это не может подождать?
- Хорошо, я буду ждать. - Он сел и начал ждать. Мне ничего не оставалось, как послушно встать и одеться.
После сияния портала темнота казалась совершенно непроницаемой, но глаза постепенно привыкали. Я слышала, как воздух движется по дыхательным трубкам костюма, как открываются и закрываются клапаны. Вдох-выдох, тишина. Тишина - тогда я поняла, что означает это слово. Шаги робота впереди звучали глухо. Вдох-выдох. Жарко.
- Здесь ночь?
- Я выбрал для путешествия темное время суток из-за понижения температуры.
- Днем здесь еще жарче? - это был вопрос, не требующий ответа.
- Да, по этой причине существование белковых форм жизни здесь затруднено.
- Зачем ты меня сюда привел?
- Следуй за мной.
Я достала фонарик из кармана и в луче света закружились вихри пыли. Различить что-то дальше, чем на два шага, было невозможно. Впереди KHC зажег свой фонарь и помахал им. Я пошла на свет. Прошли мы не далеко, особенно учитывая, что при такой видимости двигаться приходилось очень аккуратно и медленно.
- Вот он.
Я подошла и вгляделась. Внутри каменной ниши находилось что-то, что я сначала приняла за скелет. Если бы только он не отблескивал металлом. Рядом на стене была прикреплена железная табличка с вырезанными на ней буквами неизвестного мне вида, больше всего похожими на шумерскую клинопись.
«Здесь покоится Дэйв. Озиманд, ты найдешь меня первым и этот сюрприз не будет для тебя приятным, ты не найдешь здесь того, что ищешь. Я сжег свой мозг, чтобы никто не прочел из моей памяти ни толики знаний. Я мог бы долго бегать от тебя, но я сбежал насовсем. Я надеюсь, это приведет тебя в ярость (улыбающаяся мордочка). Если же что-то изменится к лучшему и меня найдут друзья — прошу, передайте моим дорогим Ирэн и Кэтрин, что я несказанно благодарен им за всё, что они сделали, и прошу прощения за то, что отчасти виновен в их злоключениях. Всю свою жизнь я полагался на науку, которая привела меня сюда. Теперь у меня есть только слабая надежда на то, что Бог, если он существует, простит меня и даст успокоение»
- Это всё. Еще я обнаружил здесь это.
Луч света заскользил вверх по металлической дуге. Огромная арка находилась рядом с нами. Местами она была сильно повреждена, местами проржавела, но с первого взгляда было ясно, что это какое-то устройство.
- Это врата, но сейчас они не работают. А теперь нам пора возвращаться. Скоро взойдет солнце.

Клянусь дорожной пылью, что стражник, увидевший скачущего в сумерках всадника, закрыл бы ворота, как он и собирался сделать, если б не разглядел шлем в форме головы лося. Рыцарь проскакал через двор замка, спешившись только у цитадели, где располагались покои хозяина, и никто не смел его остановить, или попросить снять шлем. Лосиный шлем здесь был так же хорошо известен, как бычий шлем лорда Астерия. Стражники у входа в зал расступились и пропустили спешащего.
- Подними забрало, — произнес Астерий.
Послышался скрип металла. Пришедший показал лицо.
- Входи, друг.
Двери затворились, а внутри оба рыцаря скинули шлемы и распростерли дружеские объятья. Вот только если голова лося скрывала лицо молодого мужчины, то второй шлем обнажил бычью морду, что ни капли не испугало первого.
- Чем обязан твоему визиту?
- Есть важные новости с побережья, - задыхаясь проговорил гость. - Наши береговые патрули выловили в море людей. Думали, что кораблекрушение, а оказалось…
- Что оказалось? Не томи.
- Оказалось, что это имперские флотолетчики.
- Флотолетчики в море? Откуда?! Империя ведет к нам флот? Неужели...
- Мы допросили спасенных. Оказалось, они члены экипажей двух крейсеров. Но это только одна часть новости. Вторая часть — корабли не потерпели крушение, они были атакованы неизвестными. Они говорят, что их атаковало что-то маленькое и быстрое. Но я до сих пор не могу вообразить, что бы это могло быть. Крейсер не дирижабль, чтобы сбить его малыми силами.
- Всё это заставляет задуматься. У нас есть тайный союзник? Союзник ли? Не случайность ли это?
- Не случайность. Мне так думается. Со слов допрошенных, это было намеренное нападение.
- Кто-то влиятельный из империи встал на нашу сторону?
- Корабли не принадлежали регулярным войскам. Они передислоцировались куда-то на Альбион при полной секретности. Они даже друг о друге не знали. Мало кто в империи в курсе происшедшего. Расположение баз противника мы постараемся выпытать.
- Кто-то готовил победоносное вторжение. Или диверсию? И ему помешали. Ждут нас большие перемены.

@темы: история школьниц, Истории других миров

20:34 

История школьниц

Внизу было пасмурно, временами моросил дождь; здесь, наверху, над тучами ярко сияло солнце. В тот день плотный слой кучевых облаков напоминал причудливый горный пейзаж. Пики лощины и плоскогорья. Иногда они расходились, и далеко внизу была видна спокойная гладь моря. По белым холмам скользила тень воздушного крейсера, а самые высокие пики рассекал острый нос корабля. Тишина и мерный шум моторов. Невесть откуда взявшаяся стальная птица пронеслась мимо. Грянул раскат грома. Завыла сирена. Крейсер начал сбавлять ход. Птица, отблескивая золотом крыльев, возвращалась. Башни начали поворачиваться в сторону атакующего. Медленно. Слишком медленно. Главному калибру не успеть прицелиться, вспомогательный бил в молоко. Черные кляксы взрывов расплывались в небе. Яркие всполохи ударили в борт крейсера, прожигая стальную обшивку. На палубе занялся пожар. Нападающий сделал еще один заход, на этот раз тело корабля сотрясла серия внутренних взрывов - сдетонировала боеукладка и корпус раскололся надвое, кувыркающийся нос отшвырнуло далеко вперед, и он горящим камнем скрылся в облаках. Корма накренилась назад и, набирая скорость, начала падать. То тут, то там , будто разлетевшиеся с отцветшего одуванчика, раскрывались парашютики. Крылатая машина ускорилась и с грохотом скрылась из виду, будто и не было её.

Когда я проснулась, Ева уже сидела рядом.
- Вот, я принесла тебе еду и питье. Перекуси и пойдем вниз.
- А что там внизу?
- Благодатная земля. Остров, через который проходит дорога в рай.
- Дорога в рай? Я все-таки умерла? Я не знала, что в рай ведет дорога.
- Не беспокойся, ты жива и здорова. А дорога… просто некоторые попадают в рай через это место. Некоторые тут остаются. Надолго или навсегда.
- Кажется мне это что-то напоминает, но не могу вспомнить, что.
- Есть разные отражения этого места в легендах.
- Что-то мне совсем ничего не понятно.
- Ты сейчас перекуси, а поймешь потом.
Я развернула сверток. Внутри были еще теплые пирожки и бутылка какого-то напитка. Я попробовала.
- Удивительно, никогда не думала, что пирожки с капустой могут быть такими вкусными. Я их и раньше любила, а теперь буду любить больше всего на свете. А это что?
- Яблочный сок. Мы его тут сами делаем.
- Непохож на тот, что продают в магазинах.
Ева только улыбнулась в ответ.
После завтрака мы отправились в путь. От пещеры вниз по леднику вела тропинка.
- А много народу тут живет?
- Меньше, чем пальцев на обеих руках, а что?
- Просто мы спускаемся по тропинке, а ведь чтобы её протоптать кто-то должен часто сюда ходить.
- Этот остров — не обычное место, тропинки и дороги здесь существуют сами по себе. Внизу даже есть целая деревня, в которой всё происходит само собой, стоит только отвернуться.
- Ничего себе. А может это призраки?
- Некоторые и так считают. Как оно на самом деле — даже я не знаю.
- Тут много всяких чудес?
- Столько, что и не упомнить сейчас всего. Наверное надо тебя сразу предупредить: если встретишь гигантского паука, не кричи и не убегай, они тут хорошие, мирные. Хоть и страшноватые на вид. На нем можно даже покататься.
- Вот уж не хотела бы я кататься на пауке. Страшно же.
Вдруг тропа уперлась в сплетенные заросли горной ивы, и я поняла, что это всё правда. Если бы здесь кто-то ходил, он ни за что не пробрался бы здесь. Выходит, что тропа в самом деле просто есть, без всяких причин и объяснений. Заросли пришлось обходить. Тропа спускалась на плоскогорье, где начинались альпийские луга.
- Ой, что это там за синее пятно!?
- Это горечавка. Хочешь посмотреть? На равнине её не встретишь.
- Конечно хочу!
-Возьми себе на память. - Ева сорвала один из цветков и подала мне. Он был похож на колокольчик на коротенькой ножке.
- Жаль, что он завянет.
- Я постараюсь, чтобы не завял. Хочу, чтобы, когда всё закончится, у тебя осталось что-нибудь на память.
С луга вниз вела извилистая и крутая тропинка; обогнув уступ скалы, дорога стала более пологой и постепенно расширялась. Я сама не заметила, как оказалась в сосновом лесу. Запах хвои стоял такой, что голова шла кругом. Высоко в ветвях от дерева к дереву перелетал треск дятла. Где-то пели не видимые глазу птицы. Под ногами пружинила хвоя. Я набирала шишек и разбрасывала их по сторонам.
- Давай остановимся. Я уже устала, а тут и веток на костер набрать можно.
- Хорошо, давай.
Робот отправился за хворостом, а мы разгребли место под костер.
- А как зовется этот остров?
- Мы зовем его Релто, а что?
- Ты говорила, что он упоминается в легендах. Но я не помню легенд про Релто.
- Конечно, там он под другими названиями. Вот например Авалон. Уж его-то ты знаешь.
- Слышала. Но саму легенду не читала.
- Еще прочитаешь. Впрочем, это не единственное отражение его в легендах. Острова блаженств… Мне кажется, что ты хотела поговорить о чем-то другом. Не стесняйся и не бойся. Что тебя тревожит?
- Как ты узнала?!
- Я же ангел, а ангелы чувствуют состояние тех, кто рядом. Если ты тревожишься, боишься или говоришь не то, что думаешь.
- Ты читаешь мысли?
- Мысли человека сокровенны, читать их постыдно, как читать чужие письма. Хотя в принципе это возможно, но я надеюсь, что мне никогда не придется этого делать. А состояние — это как ветер в поле: даже если закрыть глаза, его все равно услышишь, почувствуешь кожей, узнаешь по донесшемуся запаху трав. Так о чем ты хотела поговорить?
- Хотела поговорить о том, что со мной произошло. Началось с моего желания узнать, что случилось с Катей и Ирой. И любопытство завело меня в неприятности. Теперь я даже не знаю, хочу ли продолжать. Наверное, мне не стоило соваться в это. Но отчасти я и рада. То, что здесь и сейчас, так не похоже на дни, идущие за днями в школе.
Ева долго и внимательно смотрела мне в глаза, а мне нечего было сказать.
- Мне кажется, что ты сама не вполне понимаешь собственных мотивов. Впрочем, в таких вещах я не разбираюсь, но поступки твои верны. Если ты захочешь поскорее вернуться и никогда не вспоминать о том что было, я приму это. Но я думаю, что правильнее было бы продолжить то, что ты начала.
- Продолжить поиски?
- Не только. Ты помогла этому несчастному железному человеку. Ты нарушила планы демонов из иного мира. Ты уже многое сделала и можешь сделать еще больше. А еще мне кажется, что мы подружились, и мне от этого радостно.
- Да, если я и прекращу свой поиск, то как мне бросить этого милого, хоть и немного страшного на вид робота? И с тобой мне тоже хорошо. Так что, если ты не возражаешь я останусь с вами пока.
- Конечно оставайся. - Она взяла меня за руку, и в сердце появилось зернышко тихой радости.
- А что насчет Кати и Иры?
- Их, как и тебя, заманили в ловушку. Каже сумел нарушить портал выхода, но вход все равно сработал. Куда их выбросило, никто не знает. Я тоже беспокоюсь о них, но я — ангел этого места и не могу его покидать надолго.
- Выходит, что ты не можешь их искать, а я могу?
- Да. Если ты этим займешься, то я обещаю всякую посильную помощь.
В это время вернулся KHC-548 с охапкой дров.
- Ой, мы ж про робота забыли, как быть с ним?
- Вовсе не забыли. У меня есть ощущение, что ваши пути связаны. У него свой поиск, у тебя — свой, но может случиться, что ищите вы одно и то же.
- Послушай, друг, можно тебя на минутку?
- Да, ангел Ева, я готов к выслушиванию.
- Я хотела бы, чтобы ты помог Насте в её поиске. Сможешь?
- Я веду собственный поиск, но если эти действия не будут противоречить друг другу, я готов участвовать.
- Без тебя нам не справиться. Спасибо, что не отказываешь. Присаживайся, мы перескажем тебе все подробности.

@темы: Истории других миров, история школьниц

01:05 

История школьниц

На походном столике горела свеча. Офицер Монди ждал меня. Он сидел в своей палатке, в неразрешимых раздумьях склонившись над картой. Штурмовать Каэрниэн — безумие. Потери слишком велики. Брать его с моря — безумие еще большее. Оставлять на своей земле чужой замок? Исключено! На кого уповать, если не на высшие силы? Высшие силы явились в моем лице.

Выйдя в поле, я созвал все окрестные ветра.
Явились хозяева высокого неба, поведали по порядку о виденном ими с высоты птичьего полета. Их рассказ был последовательным и обстоятельным, после чего пастыри облаков, церемонно распрощавшись, удалились в высь.
Большой толпой прибежали нижние ветра и наперебой зашуршали о дворах и закоулках. Их товарищи, появлявшиеся позже, перебивали говорящих, возвращаясь к тому, что уже было сказано, или вовсе начиная рассказ заново. Они напоминали стаю приземлившихся птиц, которые галдят, клюются и толкаются. Я не мог их успокоить, поэтому просто терпеливо несколько раз выслушал рассказ о наземной части замка, пока не пришел адмирал морской бриз.
Стоило ему подуть один раз, как все остальные вытянулись по струнке и целую минуту соблюдали спокойствие, но потом все-таки разбежались по одному. Бриз рассказал, как устроен порт, какие суда и как часто туда приходят, после чего сменил направление и удалился.
Только тогда я заметил, что есть еще кто-то. Он мялся и льнул к земле.
- Кто ты? Представься.
- Я?.. Э… м… Я, простите, туннельный сквозняк. Вы позвали и я пришел. Мне, знаете ли, свойственно постоянство.
- Туннельный сквозняк? Ничего себе! Где же ты тут живешь?
- Да-с. Живу в местном железнодорожном туннеле. Прошу прощения, что мое жилище сейчас не в лучшей форме. Раньше, бывало, я разгонялся вместе с бронепоездами, а сейчас всё мхом поросло. Извините, я отвлекся. Так о чем мы? Ах, да-с. Жилище мое здесь за холмом. Тоннель закрыт и двери присыпаны землей, но я смог выйти. Не беспокойтесь. Вас же интересует замок? Так мое жилище ведет прямиком туда. Прямехонько. В паровозное депо, а там потайная дверь - и вы в подземелье. Мой сосед подземельный сквозняк - жуткий домосед и не явился на зов, прошу простить. Ах, как бы я хотел вернуть прежние времена, пробежать еще хоть раз за мчащимся паровозом...
- Возможно, что скоро всё изменится.
- О, я был бы счастлив.
- Жди гостей.

Офицер Монди встретил мой рассказ с ожидаемым воодушевлением, тут же сел за стол чертить, обозначая на бумаге всё, что узнал, а я достал лютню из заплечного мешка и тихонько заиграл. Заметив, что Монди, увлеченный составлением плана атаки, перестал замечать мое присутствие, я тихонько выскользнул из палатки. Те, кто еще не свалился от усталости утомленный заботами дня, засыпал сейчас от звуков музыки. Музыка лечит. Я старался играть так, чтобы лечила. Часовые пропустили меня. Высоко в небе неслись облака, и выглянувшая на минуту луна осветила поле за станом серебристым светом. Что-то блеснуло впереди на земле, я подошел и вгляделся, подобрал. Осколок прозрачного камушка. Из дальнего леса за полем показалась фигура. Её бы и я не заметил, если б не знал, что она там. Ничего не произошло, просто порыв ветра колыхнул колосья.
- Ну вот, я , наконец, вернулся.
- Прости, что выпросилась с тобой. Сидеть всё время на острове, зная, что у вас тут трудности, бывает невыносимо.
- Хорошо, что ты со мной, родная. Здесь или там ты всегда со мной.
Она зарылась лицом в мою куртку.
- Ну вот ты и увидела немного этот мир. Как он тебе?
- Мне кажется, что он красив, но глубоко болен.
- Так и есть. Поэтому я несу сюда свою музыку. А гляди-ка, что я нашел.
- Что это? Дай рассмотрю — она долго вглядывалась в камень, смотрела его на просвет, поворачивала — Надо спросить у Хоэнхайма, но кажется это цитрин. Я вот подумала, а почему бы нам не помочь тут чуть больше?
- Разве мы помогаем не достаточно?
- Я имею в виду, что у нас же есть космический корвет. Почему бы нам его не пустить в ход? Не думаю, что тут что-то сравнится с ним по мощи.
- Мне кажется, что это было бы неправильно.
- Но почему?!
- Если мы придем и наведем порядок — это будет наш порядок. Но если они сами его добьются — это будет их, родное, добытое кровью и потом. Мы можем помочь, но сделать они должны сами.
- Погоди, может ты просто не хочешь еще раз испачкаться?
- Я уже достаточно испачкался, я не боюсь. Я ищу другой путь.
- Прости, я поняла.
Она взяла мои руки и прижала к своим губам.
- Как бы я хотел исцелить этот мир своей музыкой.

Лучи рассветного солнца вызолотили оперение парящего орла. Внизу в лагере трубили подъем и люди, сгрудившиеся у подножья древнего замка суетились, готовясь к штурму. Орел мог бы разглядеть каждого из них, но его внимание привлек тот, кто одиноко стоял на противоположном берегу реки Эйвон. Человек достал длинную палочку, приложил к губам и … Восходящий поток ударил снизу, и орел потерял человека из виду, а музыка лилась над зелеными холмами, над прозрачными водами реки, над широким заливом, отражалась от скал, стен и башен замка.

Вектор тяги вертикально вверх. Прогрев на малых оборотах. Отрыв. Огромная машина ловко и плавно поднимается в небо. Лазерные турели на золоченых крыльях поворачиваются из стороны в сторону вслед за взглядом пилота в шлеме с тонированным стеклом. Разворот двигателей, и машина уносится прочь, только цветы в поле еще продолжают покачиваться, потревоженные порывом ветра.

@темы: Истории других миров, история школьниц

11:04 

История школьниц

Когда уезжали из деревни нам выдали нашу одежду, выстиранную и починенную. Курт настоял. Ему очень хотелось, чтобы мы предстали перед графом Ниэном в том виде, в котором явились в этот мир. Подумать только, я увижу настоящего графа, пусть и из параллельной реальности!
Дэйв оказался пришельцем из другой вселенной, вроде нас. На людях он большую часть времени был в том самом балахоне, не все способны нормально воспринять внешность робота. В целом мне его компания понравилась. То ли от того, что сам он оказался милым и интересным, то ли вспоминались бабушкины сказки, в которых непременно был какой-нибудь добрый робот, который всех спасал. Дэйв легко овладевал русским языком, так что к моменту отъезда мы довольно свободно на нем болтали. Как это, оказывается, важно — иметь с собой кусочек дома. Катя, сама того не замечая, хвостом увивалась за Куртом и очень злилась, когда у нее что-то не выходило. Я наблюдала за этим со здоровой иронией и ничуть не препятствовала.
Оказалось, что за большим холмом есть железнодорожная станция. Надо же, не перестаю удивляться: железные дороги в этом средневековье. Но это мое удивление было ничем по сравнению с тем, что я испытала, когда к полудню подали поезд. К станции приближался огромный… черный… блестящий паровоз! Двигаясь, испуская пар, он был оглушителен, а когда издал гудок, уши просто заложило. Все на платформе деловито засуетились, а мы с Катей стояли раскрыв рты и не в силах двинуться с места. Вывести нас из оцепенения попытался Дэйв.
- Леди! Необходимо занимать места в вагоне.
На меня не подействовало, передо мной был паровой локомотив. Настоящий!
- Харэ глазеть, пошли садиться. - На то она и подруга, чтоб поддержать в трудную минуту.
Колеса отбивали ровный ритм на стыках. Состав мягко огибал зеленые холмы. На каждом изгибе железной дороги я отчаянно вглядывалась за окно вперед, пытаясь увидеть, как пыхтит паровоз, обвитый клубами дыма и пара. Не успели мы сесть в вагон, как Катя куда-то пропала и я осталась у своего окна со своими мыслями.
- Позволите расположиться рядом, леди Ирэн? - Дэйв, несмотря на то, что вполне мог выговаривать наши имена, предпочитал, говоря на местном языке, использовать здешние аналоги.
- Да, конечно. Всё равно я тут одна.
- Я хотел кое-что спросить, но вижу, что и Вас что-то беспокоит. Если я могу оказать помощь, или подсказать — обращайтесь, спрашивайте. Я в этом мире давно.
- Знаете, меня удивляет местное техническое развитие. С одной стороны — летающие корабли и этот фантастический поезд, с другой — совершенно средневековая деревня, замки и тому подобное. Как так вышло?
- Началась эта история несколько лет назад. Империя тогда только добралась до берегов северного моря, а мы вступили в контакт с жителями Альбиона. С первого же дня мы начали деятельность по продвижению прогресса.
- Понимаю, вы - прогрессоры. У наших фантастов было такое слово.
- Какое замечательное понятие. Мне нравится. Значит мы — прогрессоры.
- Простите, что перебила.
- Ничего страшного. Так вот многое, чего в техническом плане добилась эта цивилизация, сделано не без нашего участия. Мы, разумеется, стараемся лишь подталкивать к тому или иному открытию, ведь для людей имеют большую ценность знания, добытые собственным трудом. Но в целом прогресс — отчасти наша заслуга.
- Так вот, меня удивил не сам прогресс, а его… неравномерность, что ли. В нашем мире нет таких летающих кораблей, но есть компьютеры, авиация, трактора и комбайны. Здесь всего этого почему-то нет.
- Слабое развитие некоторых областей, как например сельского хозяйства, обусловлено тем, что мы в нем ничего не смыслим. То же и с медициной. Мы не можем починить человека, не исследовав должным образом его устройство. Нам легко чинить себя и прочую технику, потому, что мы знаем, как она устроена.
- Понимаю, и все же в нашем мире паровозы соседствовали со всеобщей электрификацией и использованием атомной энергии.
- Хм… В таком случае нам с Вами, Ирэн, есть что обсудить, и сделать
это нужно срочно.
- Может быть сейчас?
- Нет, вокруг слишком много народа. Мы и так сказали лишнего. Простите, но я очень прошу Вас и Кэтрин ни с кем здесь не заговаривать на тему, которой мы сейчас коснулись.
- Хорошо, не проблема. Хотя я не очень понимаю, о какой теме речь и к чему такая секретность.
- Позже я всё объясню, просто доверьтесь мне. А сельским хозяйством Вы меня заинтриговали. Сейчас это актуальная проблема. А вот и Кэтрин.
- Полагаю, что и сэр Кэйси где-то поблизости.
- А скажите-ка мне, любезная Ирэн, хотелось бы Вам вернуться назад в свой мир?
- Даже не знаю, пока мне здесь очень нравится. Но как там родители? Я беспокоюсь о них. Скорее я хотела бы иметь возможность сделать выбор.
- Родителей точно надо предупредить, что у нас тут всё хорошо. Впрочем, там мы на своем месте. Здесь, как ни крути, другой мир. Простите, что вмешалась в вашу беседу.
- Милая Кэтрин, Ваше участие в разговоре совершенно необходимо.
Кате тоже нашлось, о чем пообщаться с Дэйвом. А мне всё вспоминалась бабушка. Как она там? Вот уж человек, о котором я беспокоюсь больше всех.
Паровоз издал громкий протяжный гудок. Поезд начал замедляться, должно быть прибываем. Полосатые столбики за окном успокаивающе бежали назад. Зеленый холм был усыпан будто бы комочками ваты: говорят, тут много овец. Из-за холма выплыла крепость. Стены не то ремонтировались, не то строились и все сплошь были в лесах. Я открыла окно, и свежий воздух с запахом дыма ворвался внутрь. Таким воздухом можно наслаждаться вечно.

@темы: Истории других миров, история школьниц

19:18 

История школьниц

Долгие периоды бреда и забытья начали сменяться прояснениями сознания. Всё тело болело, особенно грудь. В голове стояла канонада, но я начал различать, где я и что происходит. Впервые надолго я пришел в себя, когда женщина крестьянка промывала мои раны. Было нестерпимо больно.
- Терпи, солдат, генералом будешь.
Я терпел. Прошла целая вечность, прежде чем я перестал то и дело терять сознание и смог нормально поспать. На следующий день после этого ко мне заявились староста и предводитель ополчения. Долгие объяснения в том, как они рады помочь, я прервал своими расспросами: что случилось с кораблем, кто еще кроме меня выжил и в каком они состоянии. Мужчины замялись. Вопросы им явно оказались не по вкусу, но и отпираться не получалось. Через десять минут я уже знал, что корабль полностью выгорел и я — единственный выживший. Спасли меня две весьма странные молодые женщины.
- И одежда на одной не бабья. И говорят не по нашему. А по нашему не разумеют.
- Потому я к ним тетку приставил, чтобы обучала. Вам, милостивый государь, захочется их обо всем расспросить. А потом по вашему распоряжению с ними поступим.
- Хорошо, государи мои, действуйте так. А мне необходимы бумага перо и чернила. И посыльного!
- Слушаюсь, ваше высокоблагородие.

Графу Девену Ниэнскому
Милостивый государь мой, спешу сообщить Вам страшное известие. Крейсер «Воля», на котором служил Ваш покорный слуга, полностью разбит, нет выживших кроме меня, посему полагаю, что память моя имеет сугубую ценность, ибо содержит в себе всё, что полагается держать в ныне навеки утерянном бортовом журнале. Вверяю судьбу свою Вам и Вашим инженерам памяти. Ныне пребываю в селении Южный двор графства Астер. По понятным Вам причинам прошу поспешить.
Ваш капитан третьего ранга Курт Кэйси.
P.S. Со мной в деревне находятся две особы, которые, по словам местных спасли мне жизнь. Странность состоит в том, что они, похоже, не говорят ни на одном из известных нам языков. Лично с ними пока не встречался.


Марта отнеслась к нам, как к собственным дочерям, которых у нее никогда не было. Ходили в лес, ни когда бы раньше меня так не заинтересовали грибы и ягоды. В целом природа казалась похожей на то, к чему мы привыкли, разве что сырость, поэтому много болот и по утрам бывали такие густые туманы, что в них легко было заблудиться. Иногда хотелось испытать их густоту и попробовать поплавать, вдруг получится.
Ира усердно впитывала местный язык, я наблюдала за одеждой и манерами. Секреты готовки и домашнего хозяйства давались мне лучше, чем лингвистическая структура, изучение технического развития и устройства общества. Я настояла, чтобы Ира носила платья, за что та наградила меня испепеляющим взглядом, но по своей природной вежливости промолчала и платья носить все-таки стала — она и сама поняла, что здесь иначе никак. То, что происходило тогда с нами, нравилось мне гораздо больше чем школа, хотя я и жалела о недополученных знаниях. А еще беспокоилась о родителях, как они там без нас.
Сколько бы я ни пыталась спрашивать про юношу, которого мы спасли, даже Марта предпочитала отмалчиваться или говорила, что всему свое время. А потом время настало.
К тому моменту мы уже довольно прилично могли изъясняться на местном языке и нас решили представить молодому человеку. Не знаю как Иру, а меня его вид потряс. Высокий, статный несмотря на то, что ему, похоже, было трудно двигаться после ранения. Он встретил нас в форме, по одному виду которой было понятно, что перед нами не простой солдат.
- Приветствую, сударыни, прошу, присаживайтесь.
Сам он сел на кровать, рядом на табурете сидел темно-коричневый балахон. Точнее наверняка это был человек, но из под одежды не выступала ни одна его часть, и даже лицо скрывалось где-то в темноте под капюшоном. Всё пространство дома наполнял подозрительно знакомый звук. Едва слышный звон-свист где-то на пределе восприятия. Он казался совершенно чужеродным здесь. И я знала этот звук. Точно такой же писк издавал старый мамин ламповый телевизор. Говорят, что его слышит не каждый. Я слышала и могла определить, включен ли у нас телек, даже находясь у соседей. Потом встречала и другие приборы, звучащие так же, но какие приборы могли быть здесь, в деревне, которую мы приняли за средневековую, тогда я так и не поняла.
- Меня зовут Курт Кэйси, я старший помощник командира крейсера «Воля», который вы наверняка уже видели. Прошу Вас представиться.
- Я Катерина, а это — моя подруга Ирина, мы — ученицы школы номер двадцать один города Калуги.
Собеседник явно опешил. Удивление на его лице сменилось уважением. Видимо он принял сказанное мною за титул. Тем более, что слова, которые не знала я произнесла по русски.
- Из какой страны вы родом?
- Мы из России. Русские. Russian.
- Простите мне мою неосведомленность, но такой страны мне не известно. Это где-то в Империи?
- Империя? Нет, мы никогда не слышали об империи. Точнее о разных империях нам рассказывали: о Римской империи, Византийской, Российской, но ни одна из них не просуществовала до нашего времени.
Курт и балахон переглянулись. Перекинулись парой совсем не понятных слов, при этом голос балахона звучал как-то странно, плоско.
- Не будете ли Вы так любезны рассказать, как попали сюда на Альбион, как спасли меня. Как можно подробнее.
И мы рассказали. Всё это время Курт сидел, внимательно слушая, и нервно теребил манжеты. Балахон же оставался неподвижен. Когда мы закончили, они снова переговорили на незнакомом наречии.
- Простите, что не представил сразу, это Дэйв, старший инженер второй категории земли Снит. Его очень заинтересовал ваш рассказ. Он считает, что при таком контакте следует приветствовать друг друга рукопожатием.
Балахон встал и протянул рукав. Когда он двигался, раздавалось тихое жужжание. Я робко попыталась нащупать руку в рукаве и, нащупав, чуть не закричала от испуга, но вовремя пересилила себя. Пальцы были тонкими как кости и совершенно холодными.

@темы: история школьниц, Истории других миров

22:09 

История школьниц


Download Yuki Kajiura Corsican Corridor for free from pleer.com

Я привыкла думать о его родном мире как о лучшем месте на свете, и вот мы впервые здесь. Ласковое Средиземное море плещется внизу, а я здесь, на террасе особняка Джэхэнджира, и мне холодно. Яркое весеннее солнце печет снаружи, оно поджаривает внутренний лед до хрустящей корочки вместо того чтобы растопить. В общем, пакость, а не солнце. И море это — спуститься искупаться нельзя. Тут, видите ли, не прилично девушке ходить одной, что случится, мол — сама виновата. А Джэк постоянно занят. Он тут, понимаешь, в войну играет, а мне со скуки помирай. И даже не со скуки. Без развлечений, действительно, было не обойтись, они заглушали то, что скреблось внутри. И почему я должна так страдать? Что я такого сделала? Убила Настю? Да не смешите. Жива она и здорова. Шляется где-то со своим китайским дружком. Я же её еще и поразвлекла, сама бы она ни за что на такое не решилась. Скребущим на душе кошкам должно быть другое, более логичное объяснение. Многие и побольше народу убивают. А если и мне придется? Что ж теперь, за каждого страдать? Ну раскрепостила немного девчонку. Так может она после этого на роль жертвы не подошла бы. Сказано же, что нужны чистые и непорочные. Да я даже убивать настоящего человека не собиралась. В конце концов нам с ней было прикольно вместе. Нет, определенно худо мне не от этого. Скорее всего усталость, помноженная на весенний авитаминоз. Нужно больше фруктов, больше развлечений. Что у них тут? Колизей? Театры?
Я же Маргарита! Где мой Воланд?! Где мой бал?!
Мой персональный Воланд сидел и битый час решал что-то с сенатором Асклепиодотом.

- Первый этап операции прошел четко по плану. Полный разгром наших войск взбудоражит общественность, что позволит поднять налоги и увеличить военные отчисления.
- Погоди про войну, сначала про то, как дело с советом.
- Совет потрясен военными неудачами. Генерала Аллекта сместили, поставили генерала Галла, надеясь, что тот приструнит восставших.
- Вы достаточно вложились в то, чтобы надежды совета были рассеяны в пыль?
- Да, господин. Повстанцы хорошо вооружены, и все каналы их внешних поставок под нашим контролем. Как только Вас поставят верховным правителем, лавочку придется прикрыть, а ведь неплохой доход.
- Лучше подумайте о том, как бы в стан противника заслать своих людей.
- А что, если нам еще немного ослабить внутреннюю политику, возможно к повстанцам пожелает примкнуть и другие. Так мы изрядно подчистим свои ряды от недоброжелателей.
- Только не слишком их распускайте. И не допускайте пропаганды. Пропаганда делает людей идейными, а я предпочитаю беспринципных.
В зал вошла Рита, вид у нее был недовольный. Надо довести её до полного недовольства, а потом наказать так, чтобы ей понравилось.
- И что там с боевыми действиями?
- Повстанцы отбросили нас из своих основных районов. Связь с замком Каэрниэн прервана, что означает прекращение проекта по проникновению в портал.
- И к лучшему. Такой расточительный проект.
Рита ушла в дом, и откуда-то из коридора раздался звон бьющихся глиняных сосудов.
- Похоже, что у меня тут свои повстанцы. Пойду усмирять.
- О да, женщины требуют нашего постоянного внимания. Поэтому я и не женат. А она хорошенькая.
- Другая бы мне не подошла.
- Удачи
- Да не послужит это дурным предзнаменованием.

Проходя коридором, я, будто бы случайно, задела большую красивую вазу. Так, мимоходом. От раздавшегося за спиной звона полегчало. Я плохая. А это у нас что? О, винный погреб!
Когда бутылка опустела, я с размаху запустила ею в стену. Какой прекрасный звук, просто бальзам на душу. Джэк! А я тут развлекаюсь… как могу.
Он приблизился, схватил меня за запястья и прижал к стене.
- Ты как себя ведешь! Хулиганишь, напиваешься!
- Как хочу так и веду! И что ты мне сделаешь?!
- Увидишь!
Одной рукой он перехватил оба моих предплечья и поднял так, что я перестала касаться земли. Второй сорвал с меня одежду. Секс? Тоже развлечение. Не самое плохое, надо сказать.

@темы: Истории других миров, история школьниц

21:43 

История школьниц

Я спала, наверное, целые сутки. Без сновидений. Потом мысли начали оживать и тревожить меня.
Кто я? После всего, что случилось в подземелье, кто я теперь? Будто бы в продолжении злоключений само восприятие было дробным и болезненным. Мысли обрывались и перескакивали, ни на чем нельзя было сосредоточиться.
Где я? Даже открыв глаза и вспомнив себя, я не получила ответа. Что-то шуршало, потрескивало, и в воздухе разливался сладкий запах горящего дерева. Костер.
Искры и блики плясали повсюду, дробясь и сливаясь в причудливые картины.
Стены из дутого стекла? Откуда? Нет, это лед. Я лежу на полу ледяной пещеры. Где все? Ева, робот — рядом никого. Только ручеек, зарождаясь где-то в глубине, несся к выходу темный, прозрачный и, наверное, очень холодный.
Я встала, и лучшее в мире одеяло упало на землю, свернувшись у ног. Ручей, вытекавший из пещеры, скользил через широкий уступ и устремлялся вниз по крутому склону, где терялся в темноте. Я стояла у края скалы, и ветер трепал челку. Даже смешно, та самая светлая челка, за которую меня хотела убить девочка, которую было так больно вспоминать. Мысли кружились вокруг её образа и, коснувшись, шарахались назад, обрывались путались. Не знаю почему, но мне было её жалко.
Здесь было хорошо, и я решила попробовать выбросить всё из головы. Просто стоять, просто слушать, как падает вода. Просто смотреть на проплывающие внизу облака, похожие в свете луны на огромных белых рыб. Ночь подмигивала звездами. Ночь была подругой. Она была не прочь выслушать, что бы я ни рассказала.

Сзади раздались жужжащие шаги. Робот. Интересно, где он был.
- Привет, кремниевая голова.
- Приветствую тебя, Анастасия.
- Ты начинаешь говорить всё лучше.
- Я много процессорного времени трачу на анализ речи.
- Что тут было?
- Ангел — Ева отнесла тебя внутрь обледенелого скального разлома. Дала огонь и укрыла тебя. Я ходил down приносить опавшие ветви деревянных растений. Потом был in the depth и brouse memory of мой командир. Ева leave нас.
- Ты просматривал память командующего? И что нашел?
- Я начал с last log. Мой анализ не однозначен.
А потом он поведал мне свою историю. Тогда это помогло отвлечься от тяжелых мыслей. Много раз потом он пересказывал. Я и сама видела эту запись. Я расскажу, как запомнила.

Наш взвод получил задание в 4 часа утра. Мы заняли места в десантном катере. Водная гладь мелькала внизу. Основные ударные силы империи шли впереди. Нашей задачей было в разгар боя прорваться через линию фронта к точке высадки. Командира давно занимал вопрос, как случилось так, что наши враги в одночасье стали друзьями, а на роль противника выдвинулся кто-то другой. Но дело солдата выполнять, а не думать. Командир был плохим солдатом — он думал. Именно поэтому задание поручили ему. Не всякий робот сможет сориентироваться в перипетиях человеческих отношений. Мы все были под стать ему. Плохие солдаты.
Одиннадцать минут до штурма. Радио вдруг взорвалось голосами:
- Что за…
- Они разворачиваются!
- Флагман, вы что творите!
- Прекратите атаку! Люди Альбиона! Люди империи! Вы обмануты. Озиманд — демон, который использует вас в своих целях...
- Это бунт против императора.
- ...у нас есть доказательства. Вас кинули на штурм Авалона. Посмотрите правде в лицо.
- Они рехнулись, глушите их!
- Пока не поздно встаньте плечом к плечу с нами и со своими предками. Не пустим демона на священную землю!
- Перестраиваемся в боевой порядок, цель — бывший флагман линкор «Ар-Фаразон». Крейсер «Прайд» принимает командование флотом.
- Черта с два, мы идем за флагманом.
- Вы сдурели! Назад в строй! Огонь! Сбить их!
- Стрелять по своим?! За кого вы нас держите!
- Слушаться приказов!
- Мы флотолетчики, а не имперские упыри! Вот вам!

Эфир бурлил. Мы уже видели, как вдалеке завязался воздушный бой. И небо покрывалось черными кляксами дыма.
- Часть людей решила, что правильнее перейти на сторону противника. Я не могу понять, что у них происходит. Ситуация меняется. Это уже не наша война. Возвращаемся домой.
Катер накренился, закладывая крутой вираж. И тут в поле зрения появилась плавучая крепость. Сам император направлялся к войскам.
- Жестянки бегут , они нас бросили. Огонь на поражение! Так будет с каждым, кто попытается уйти.
Секунду спустя носовой экран засверкал от попаданий автопушки, но для защиты катера это было что укол роботу. А потом корабль тряхнуло так, что один из наших вырубился. Еще жив, но повреждения критические. Пилот доложил, что на хвосте имперский эсминец, а это уже серьезно. Еще одно попадание его главного калибра вывело из строя двигатели. Вода надвигалась.
- Это пилот! Передача неизвестных координат с Ар-Фаразона. Они зовут к себе.
- Передай координаты мне, но мы пойдем привычным путем. Нам не посмеют ничего сделать, мы подданные другого мира. У нас свой путь.
Нос корабля разрезал волны, радио замолчало — толща воды не пропускала сигнал.
- Уходим в точку эвакуации.

Темное помещение. Заперто. Мы ждем. Время в записи проматывается быстро. Вот открывается дверь, я выхожу вперед, чтобы начать переговоры, точнее это делает командир, я просто смотрю его глазами. На пороге демон. Его тело поглощает свет, звук и все остальное, чего касается. Он — черная дыра. Его глаза горят абсолютной силой, а вокруг пляшут языки голубого пламени. Вспышка. конец записи.

@темы: Истории других миров, история школьниц

12:06 

История школьниц

Он сидел, то и дело тайком выглядывая из окна второго этажа своей харчевни. Арвел был не робкого десятка. Ходил на кабана. На медведя ходил. А сейчас он отдал бы все охотничьи трофеи за встречу с шатуном, только бы не видеть, что творится на улице.
Три дня назад они веселились в таверне, пели песни, пили и рассказывали истории. А сегодня его ночные кошмары стали реальностью. Твари, о которых он вещал, сам с трудом веря, маршировали по деревенским улочкам. Они не набрасывались на тех, кто появлялся на обочине, и вообще вели себя довольно тихо. Но от одного понимания, что они где-то рядом, накатывала жуть.
А между тем огромные шипастые гончие прошли через селение, перестроились в боевые порядки и двинулись на Каэрастер. Рогатые панцирные кабаны отправились за ними. Длиннорукие обезьяноподобные лучники — следом.
Кто бы мог подумать, что вот она - имперская армия. Защитников империи трактирщик, как и многие его соплеменники, представлял себе иначе: рыцари в доспехах, гордые флотолетчики ну или на худой конец косматый и вечно пьяный стражник Беренджер. Но не это…

Глашатаи, явившиеся прежде армии, раструбили, что лорд Астерий поднял мятеж против империи и вообще последний мусор, который следует подмести. Этим и займутся правительственные войска.
Человек в черной маске явился чуть позже тихо и незаметно. Предъявил верительные документы. Расспрашивал, не приходил ли в деревню кто посторонний. Парнишка-музыкант, который назвался Витро, ушел незадолго до того. Выдавать его Арвел не хотел, но и молчать не мог. Будто что-то за язык тянуло. Кто-нибудь всё равно расскажет, поэтому: был, мол такой-то и такой-то. Совсем молоденький. Откуда пришел — не знаю, куда ушел — не ведаю. Так и вопросов меньше будет. И голос внутри замолчит.

В тот вечер, когда Витро только пришел, многие пытались рассказать свою историю, да так, чтобы страшнее Арвеловой. История Мейсона под темное пиво не была такой уж жуткой. Но рассказать такое многие побоялись бы.
- Это было, когда народ еще только вкусил послевоенной жизни. Мирный договор между Альбионом и Озимандией вышел боком. Многие не могли забыть, что такое воля. Трое князей решились высказать королю свое неодобрение, но что сделано — то сделано. Король подвластен императору, а император закручивал гайки. Недовольство нарастало. Многие тогда примкнули к тайному заговору. Два года и массу средств потратили они на строительство портала в другой мир. Хотели накопить сил и освободить родину. Кто бы им дал. Скоро заговор раскрыли. Пришлось сматывать удочки. В ту ночь, про которую рассказывал Арвел, имперские ищейки выслеживали беглецов. Астерий помог. Никто не знает, почему. Он всегда был заодно с Озимандом. А тут вдруг выпустил сфинксов. Эти твари охотятся на мистических существ. Против людей они не так уж сильны. Ну клыки, ну когти, ну зубы. Да и не интересны им люди. Пища сфинксов — демоны, чудовища, на худой конец маги. Слышал байку, что беглецам удалось как-то слиться со сфинксами. Не знаю. Но только сколько бы сил не отправляли гвардейцы на ту сторону портала — назад не вернулась ни одна душа.
Вы все это знаете. Но вы — трусы. Озиманд умер! Империей правит совет мямлей! Самое время вернуть себе свою землю и прогнать этих демонов!
Я много выпил, не обращайте на меня внимания.
- А известно, где находится этот портал?
- Что, парень? Интересно?
- Еще как!
- Тогда близко не подходи. Слишком много там всяких тварей. Целая армия дежурит. Ждут вторжения. Или готовятся напасть. Хер знает, только вот ты туда не суйся, понял?!
- Если я отправлюсь на север, в горы, или к прыжку Гига — какие места мне стоит обходить?
- Зашел с другой стороны. Шут с тобой. Твоя шкура — тебе виднее. Каэрниэн. У берегов Ниэнского залива. По слухам, распущенным болтунами за деньги, беглецы там в заточении. Вот только человек, которому я верю, видел портал своими глазами. Когда до него еще можно было добраться.
И потом шепотом
- Не знаю, кто ты, но удачи.

-----------------------------------

P.S.
на свадьбе гости веселились
кричали горько пей до дна
и только диссидент Геннадий
держал плакат долой режим

Наконец вымученный отрывок готов.

@темы: Истории других миров, история школьниц

00:26 

История школьниц

Двери пивной распахиваются и входит совсем молодой парень в потрепанной одежде и с мешком за спиной. Юноша излучает веселье и дружелюбие. У многих завсегдатаев сразу же появляется желание усадить новенького к себе за стол, расспросить, кто, да откуда, да где бывал, а потом и поучить юнца уму-разуму, поделиться житейским опытом. Однако никому это не удается. Вежливое рукопожатие, приветливый взмах руки, улыбка - и вот будущего собеседника уже и след простыл. Ну, видно так ему надо, спешит человек.
- Простите, вы хозяин?
Хозяин смотрит исподлобья и вопросительно молчит, вытирая кружку.
- Я бродячий музыкант. Хотел испросить Вашего разрешения поиграть тут.
- Арвел, пусть мальчишка играет.
- И вправду пускай. А то сидим тут скучные, как тараканы.
- Играй, коли хочешь. Но если будешь мне народ распугивать или мешаться — выгоню взашей и как звали не спрошу.
- На том и порешим.

Веселье лилось и плескалось по земляному полу под соломенной крышей. Те, кто выпил уже достаточно, неуклюже отплясывали в центре на специально для этого освобожденной площадке. Остальные от души смеялись, наблюдая из-за своих столиков. В трактир набивалось всё больше народу. Местные ребятишки достали самодельных инструментов и пытались подыгрывать.
- Глянь-ка, а у нас и своих музыкантов развелось.
- А мой-то, мой как отстукивает!
За всеобщим гвалтом группка людей с оружием долго оставалась незамеченной. А потом всё вдруг стихло и только лютня, замолкая выдала несколько нот, в которых пришелец из другого мира узнал бы «Мурку», но здесь таких не было.
Тот, что с мечом, видимо, главный. Двое с копьями — подручные. А одеты они, надо полагать, в кожаные доспехи. Они оглядывают каждого, и любой ежится под их взглядом. Трактирщик бубнит: «Чем могу?...», музыкант разводит руками, мол, вот я весь, играем и поем, веселим людей.
- Мага здесь никто не видел? В одежде странной, вроде тоги с поясом и длинными рукавами. При себе имеет саблю.
Ответом была полнейшая тишина, если не считать птицы, ворошащей сено на крыше.
- Если кто увидит — доложить в замок. Награда сто фунтов серебра.
Меченосец еще раз обвел всех взглядом и вышел, двое копейщиков за ним.
- Сто фунтов! Да кто захочет горбатиться на императора, даже и за сто фунтов серебром.
По взглядам, обращенным на говорящего, было понятно, что тот сморозил глупость.
- Пусть у нас на Альбионе императора не жалуют, — вступил трактирщик, - но всегда найдутся те, кто не побрезгуют его деньгами. Встарь, конеш, никто не пошел бы, а тех, кто соглашался, изгоняли с позором. Но те времена давно прошли, как и те люди.
- Да ладно тебе заливать, Арвел! Ты еще про сфинксов расскажи.
- И расскажу! Мой отец лично одного из них видел!
- Погоди рассказывать, — встал один полный богато одетый изрядно подвыпивший человек, — сначала всем виски, я плачу. Музыкант — вот тебе серебряный, играй что-нибудь подходящее.
Музыкант играл.

- Батя тогда еще молодым был. Их всё на вырубки в лес гоняли. Времена тогда такие были, сразу после союза с империей. Бывало уйдет утром, и до темноты в лесу. А после заката обратно. А некоторые прямо там ночевали в обломках давно разбившегося корабля. Там вокруг деревья высокие были. И решил он как-то с остальными остаться. Мать моя там же была, нравилась она ему очень, хотя женить его на другой собирались. Сготовили, значит, ужин, поели. Легли спать. А ночь темная, тихая. Даже волки не воют. Вот от этой-то тишины он и проснулся. Как водится спросонья, пошел по нужде. В лесу даже ветра нет. Птицы ночные не поют. И ему вдруг страшно стало. Отошел в кусты, возвращается и видит: пара глаз в темноте горят. И выходит на лунный свет чудовище. Всё ороговелой кожей покрыто, рога во все стороны, и скулит так, вроде как посмеивается. А в пасти-то одни клыки в три ряда и каждый в пол локтя длиной. А еще лапы с когтями, каждый как нож. И ростом чудище почти с него. А он был мужчиной немаленьким.
-Так сфинксы ж на кошек похожи!
- Погоди, будут тебе кошки, а то было чудовище! Демон! Ну припустил батька тогда прямиком к кораблю. А страшилище идет по его следам не спеша и всё посмеивается. Мол, некуда тебе деться. Забрался на прогнившую палубу и видит, как из лесу еще уроды выходят, один другого страшнее. Он тогда в трюм спустился и закрыл вход. Слышит вой. Страшный такой.
- Небось волков испугался.
- Волков тебе бояться, недаром шапка у тебя красная! А то был голос сфинкса. Отец тогда к окошку кинулся. Были там такие маленькие круглые окошки. Так вот видит, как выскакивает другое чудище, вроде льва с крыльями. Только крылья как у летучей мыши перепончатые. А каждый палец длинню-ющим когтем оканчивается, навроде рапиры. Вот это и был сфинкс. Прыжком налетел он на чудище и разорвал его в клочки одним махом. А потом следующее. Те все вместе на сфинкса навалились, а он их рвет в куски.
Папаня тогда мать мою схватил в охапку и глубже внутрь корабля. Нашли комнату с железной дверью и в ней заперлись. Внутри копоть и всё обгорелое, а среди всякого непонятного человеческие кости обгорелые валяются. Слышно было, как кто-то ходил по кораблю, как скреб и драл железо, как кричали снаружи. А утром вышли - всё место ночевки кровью залито и ошметки мяса валяются. Чудища, значит, добрались. А снаружи тоже не лучше, вся просека будто бы засеяна мертвыми тварями, одна другой страшнее. Среди прочих и несколько сфинксов было. С тех пор у нас в доме хранится крыло одной из этих кошек, чтоб нечисть отгонять. А место то так и зовется проклятым. Вырубку закрыли, а отец на матери женился. Больно понравилось ему тогда, как она держалась. Только такой, говорит, будет мать моих детей. А потом стал гнать лучшее в этих местах виски. Вот и по сей день семейным делом занимаюсь.
- Ох и врать ты здоров!
- Ты кому не веришь?! Ты мне не веришь?!
- Покаж крыло-то!
- А вот и покажу!
- Вот и покажи!
- И покажу!
Трактирщик с не свойственной его комплекции прытью взбежал по лестнице и через минуту вернулся. За время его отсутствия один крестьянин пытался стащить что-то, за что тут же получил зуботычину от соседа и успокоился.
- Вот оно, мать ваша кошка! Не верили?!
Мужчина потрясал чем-то похожим на крыло огромного нетопыря, только перепонки на нем были непропорционально маленькими по сравнению с длинными суставами и блестящими, изогнувшимися от времени когтями.

- Музыкант, штонить веселое!
Я стал вспоминать «веселую», и в памяти всплыла мелодия, которую я слышал давным-давно в Англии, потом - в мире, откуда прибыла Настя. Там её исполнял некто Скутер и текст был совсем другой, но...
- Пей сидр, Луи,
Пей семь дней подряд...

- И что, этой истории и местные не знали?
- Да знали, конечно, просто раззадорили Арвела, чтобы тот еще раз рассказал да показал.
- И сфинксы тут правда водились?
- О, это темная история.
- Арвел! Темного нам! У нас тут история подходящая...


Download Merv Ev chist ta Laou for free from pleer.com

@темы: Истории других миров, история школьниц

relto

главная